ЗЕМЛЕПРОХОДЦЫ

 

БАРЕНЦ Виллем

  Походы и плавания подданных российских государей привели к крупным географическим открытиям в Сибири, на Дальнем Востоке и в омывающих их водах Северного Ледовитого и Тихого океанов.

  Сведения о жизненном пути большинства землепроходцев ограничиваются либо веком, либо датой смерти, часто приблизительной. В редких случаях ориентировочно установлены место и год рождения. У многих неизвестны отчества. Чаще всего землепроходцами становились выходцы из Российского Поморья — обширного региона, включающего басс. Онеги, Северной Двины и Мезени. Небольшая часть своим родным краем называла Москву или некоторые приволжские города.

  Большинство землепроходцев относилось к сословию «служилых людей» (казаки и стрельцы разных чинов), к торговому люду (купцы и приказчики), а также к «промышленникам», занимавшимся промыслами, в основном пушным. Многие из них были и мореходами: продвигались не только по суше и рекам, но и совершали плавания по морям, близ побережья. Они были мастерами на все руки — опытными строителями, корабелами и землепашцами, удачливыми охотниками и рыболовами, храбрыми воинами и отважными моряками, хотя большинство из них не знало грамоты. Среди землепроходцев встречались «новокрещеные» (в основном татары) и «литва» (военнопленные иноземцы), а также отдельные представители малочисленных народов Сибири и Дальнего Востока.

  Разные причины побуждали этих людей покидать родные места. Возрастал спрос на «мягкую рухлядь» (пушнину), а пушные ресурсы пермских и печорских земель были истощены. Устремлялись за Урал и те, кто хотел избавиться от налогового гнета и нищенской жизни, в надежде обрести если не богатство, то достаток. Иными двигало стремление добиться высокого положения, жажда славы, почета, власти. Немало было и таких, что предполагали «затеряться» в бескрайних просторах, избежать наказания на родине. И едва ли не у всех была осмысленная или неосмысленная тяга к познанию неизвестного, страсть к открытию новых «землиц» и морских «угодий».

  Эту устремленность землепроходцев и арктических мореходов поддерживали и направляли частично центральная российская власть, частично сибирские должностные лица.

  Многим из них были присущи жестокость, корыстолюбие, склонность к насилию и обману. В то же время это были мужественные, отважные люди, упорные в достижении цели, демонстрировавшие выносливость, физическую силу и способность переносить всевозможные лишения, питаться «всякою скверной ядью» — корой и мхом, травой и кореньями, иногда даже мертвечиной. Словом, это были «семижильные» люди, предприимчивые и оптимистичные, любознательные и наблюдательные, обладавшие к тому же высоким чувством ответственности и радеющие за интересы государства.

  По суше землепроходцы передвигались не только «пешею ногою», они использовали любые доступные им виды транспорта — верховых лошадей, лыжи, оленные или собачьи нарты. По рекам, а иногда и по морю ходили на построенных своими руками суденышках: стругах и байдарах, дощаниках и лодках. Но главным их плавсредством был поморский коч, точнее, малый коч — одномачтовое парусно-гребное однопалубное судно с малой осадкой.

  Открытие части Западной Сибири

  Длинный список землепроходцев возглавляет казачий атаман Ермак (Ермолай) Тимофеевич по кличке Токмак, положивший начало присоединению Сибири к Русскому государству. В 1582 во главе крупного отряда (ок. 600 человек) он пересек Средний Урал близ 58° с. ш. и в нескольких сражениях разгромил основные силы сибирского хана Кучума, собиравшего дань с манси и хантов, живших по обе стороны Иртыша, к северу от устья Тобола и по Нижней Оби, а также с племен, обитавших в Барабинской степи и в обско-иртышском междуречье.

  Для сбора ясака (обязательной ежегодной подати) весной 1583 Ермак направил группу казаков вниз по Иртышу. Они осмотрели ок. 400 км его течения, а по Оби достигли холмистого Белогорья, где могучая река, огибая Сибирские увалы, круто поворачивает на север. Сам Ермак летом 1585 прошел еще 300 км по течению Иртыша до устья Ишима и погиб в ночном бою с лучниками Кучума. Смерть атамана вынудила казаков вернуться. Одолеть Кучума удалось лишь в самом кон. XVI в. Это дало толчок к последующему, небывалому по масштабам походу «встречь солнца» — на северо-восток, восток и юго-восток. На северо-востоке в погоне за пушниной безымянные землепроходцы положили начало открытию Сибирских увалов и рр. Пур и Таз. На юго-востоке они прошли среднее и верхнее течения Иртыша и Оби, обнаружили Барабинскую низм. и добрались до первой к востоку от Урала горной страны — Салаирского кряжа, Кузнецкого Алатау и Абаканского хребта.

  Продвижение русских вверх по Оби по разным причинам задержалось почти на два десятилетия. В 1632 Ф. Пущин проник в ее верхнее течение. А в кон. 30-х — нач. 40-х гг. XVII в. П. Собанский положил начало ознакомлению россиян с горной страной Алтай, проследил всю Бию (правую составляющую Оби) и обнаружил Телецкое озеро.

  В самом нач. XVII в. землепроходцы впервые прошли по нижнему и среднему течениям Енисея — самой многоводной реки Сибири.

  Открытие Восточной Сибири

  Особенно стремительно шло продвижение землепроходцев на восток от Енисея, в глубь Восточной Сибири. Первооткрывателем Среднесибирского плоског. стал ненец И. Ханептек Пустоозерец. В 1608—1621 он собирал ясак с эвенков в басс. Нижней Тунгуски (ее низовья обследовал М.Камшилов).

  Эту работу продолжил П. Пянда. Результаты его одиссеи кажутся фантастическими: в 1620—1623 во главе небольшого отряда он прошел ок. 8 тыс. км речными путями по совершенно неизвестной стране, открыл верховья Нижней Тунгуски и Ангары, Верхнюю и Среднюю Лену. Подкаменную Тунгуску обнаружил летом 1623 П. Фирсов, проследивший ок. 500 км ее течения.

  В 1626 безвестные землепроходцы пересекли всю Северо-Сибирскую низм., обнаружили р. Хета и поднялись по Котую на Среднесибирское плоског. к оз. Ессей. В кон. 20-х или нач. 30-х гг. XVII в. они впервые проникли в глубинные р-ны Таймырского п-ова, открыв рр. Верхнюю и Нижнюю Таймыру, оз. Таймыр — самый северный водоем планеты — и горы Бырранга, и первыми вышли к берегам Карского моря неподалеку от северной «макушки» Азии. В 1630 отряд А. Добрынского и М. Васильева добрался до Вилюя и спустился по этому порожистому потоку, проследив не менее 1500 км его течения — до впадения в Лену. Они открыли юго-восточную часть Среднесибирского плоског., заселенную эвенками, а также Центральноякутскую равнину, где встретили оседлых якутов и кочевников-долган.

  В 1630—1635 В. Бугор, И. Галкин и П. Бекетов выявили значительную часть басс. Лены, проследив все 4400 км ее течения, включая ряд притоков. П. Бекетов первым побывал у северных и западных окраин Патомского нагорья. В 1637—1638 П. Иванов первым из россиян перевалил через хр. Верхоянский и Черского, открыв Индигирку.

  В 1633—1635 И. Перфильев, пройдя со сбором ясака всю открытую им р. Яну, выявил западную часть Яно-Индигирской низм. и основал г. Верхоянск — впоследствии один из «полюсов холода» Северного полушария.

  И. Ерастов (Вельков) в скитаниях по новым «землицам» для сбора ясака в 1637—1642 обнаружил Янское и Алазейское плоског., р. Алазею и Колымскую низменность.

  Стрелецкий десятник В. Сычев, собиравший в 1643—1648 ясак в басс. Анабара, летом 1648 первым спустился по Анабару к берегам Хатангского залива.

  В Забайкалье землепроходцы появились в 1638: по Витиму туда проник М. Перфильев, впервые пересекший Становое нагорье. Ему принадлежат первые сведения о Шилке, левой составляющей Амура.

  Не позднее 1640 землепроходцы впервые столкнулись с вечной мерзлотой, о чем в 1640—1643 ленские воеводы сообщили царю.

  С Байкалом и Прибайкальем россияне познакомились в 1643—1648. Основную роль в исследовании региона сыграли К. Иванов, С. Скороход и И. Похабов.

  Зимой 1641 на верховья Индигирки вышел конный отряд М. Стадухина. Собирая ясак, он пересек Оймяконское плоскогорье. Вместе с казаками Д. Зыряна в начале лета 1643 спустился на кочах по Индигирке к Восточно-Сибирскому морю и направился морем на восток. В июле казаки открыли устье Колымы и поднялись по реке до ее среднего течения, выявив Колымскую низменность. В 1644 в низовье Колымы было построено зимовье, ставшее основной базой для дальнейшего продвижения землепроходцев на юг и восток.

  В поисках Амура А. Маломолка в 1641 обнаружил Становой хр., Анадырское наг. и целиком проследил течение Алдана.

  Осенью 1648 казак С. Дежнёв штормом был выброшен на берег в районе Олюторского зал. Берингова моря. В тяжелейших условиях во главе группы казаков он перевалил через открытое им Корякское наг. и вышел к р. Анадырь. Ведя (безуспешно) поиски «соболиных мест» по ее притокам в 1652—1654, он обнаружил Анадырскую низменность.

  Отряд промысловиков, возглавляемый С. Моторой, в 1649—1650 впервые прошел от Колымы на восток, пересек Анадырское плоског. и в верхнем течении Анадыря встретился с людьми С. Дежнёва. После первого исторически доказанного пешего путешествия длиной ок. 200 км по льдам Восточно-Сибирского моря (1649) Т. Булдаков преодолел восточную часть Яно-Индигирской низм. и Алазейское плоског. (1649—1651).

  Открытие Приамурья

  В 1643 на Дальний Восток двинулась экспедиция В. Пояркова. За три года он прошел ок. 8 тыс. км от Лены до Амура, открыв рр. Зею и Уссури, а также Амурско-Зейское плато. От устья Зеи он спустился до устья Амура, предпринял плавание вдоль юго-западного берега Охотского моря и побывал на одном из Шантарских островов.

  Дело В. Пояркова в 1650—1656 продолжили Е. Хабаров и П. Бекетов. Хабаров не был первооткрывателем, но благодаря его деятельности, настойчивости и мужеству Приамурье вошло в состав Российского государства. Бекетов же прошел по всему Забайкалью и впервые проплыл по Амуру от истоков до устья.

  В конце зимы 1651 М. Стадухин на лыжах и нартах первым проник из басс. Анадыря к устью Пенжины, впадающей в одноименную губу Охотского моря. Там он построил кочи из леса, доставленного его казаками с западного побережья Камчатки.

  И. Баранов весной 1651 проследил весь Омолон (правый приток Колымы) и первым пересек Колымское нагорье. На р. Гижиге он собрал ясак и тем же путем вернулся на Колыму.

  Первооткрывателями внутренних районов Камчатки в 1658—1661 стали Ф. Чукичев и И. Камчатой. Примерно тогда же К. Иванов, ранее нанесший на карту Байкал, выполнил съемку басс. Анадыря.

  Первые сведения о вулканах и климате Камчатки, о морях, ее омывающих, и коренном населении сообщил В. Атласов, побывавший на полуострове в 1697—1699. Он открыл Срединный хр. и Ключевскую сопку, входящую в десятку крупнейших действующих вулканов Земли.

  Первые плавания в азиатских окраинных морях Северного Ледовитого и Тихого океанов

  Начало им положили неизвестные арктические мореходы-поморы, открывшие в кон. XVI в. Обскую и Тазовскую губы Карского моря. Вторично их посетил Ф. Дьяков. В 1598 он спустился на кочах к устью Оби и побывал в ряде мест Обской губы, а к Тазовской добрался сушей на следующий год. Туда же, но Карским морем и по рекам п-ова Ямал в 1602 прибыл арктический мореход и промышленник Л. Шубин, оставивший описание своего плавания.

  В Енисейскую губу морем в 1605 впервые прошел купец Л. Москвитин. В том же году он продвинулся восточнее и обнаружил Пясинский зал. и устье одноименной реки. Его достижение спустя пять лет повторил «торговый человек» К. Курочкин. Самый трудный в навигационном отношении участок пути по «Студеному морю» в обход северной оконечности Азии в XVII в. арктическим мореходам преодолеть, видимо, не удалось.

  И. Перфильев и И. Ребров в 1633—1634, впервые плавая в море Лаптевых, обнаружили бух. Буор-Хая, Оленёкский и Янский зал. с устьями одноименных рек. В 1638 Ребров с Е. Бузой прошли на кочах через пролив (Дмитрия Лаптева) на восток, став первооткрывателями Восточно-Сибирского моря и побережья Северной Азии между устьями Яны и Индигирки. Еще восточнее в 1643 проникли И. Ерастов, Д. Зырян и М. Стадухин: им принадлежит открытие берегов Азии до устья Колымы и одноименного залива. Далее к востоку удалось продвинуться И. Игнатьеву: в 1646 он достиг Чаунской губы.

  В 40-х гг. XVII в. на запад от дельты Лены на двух кочах морем отправилась экспедиция с грузом пушнины. Она открыла западную часть моря Лаптевых и восточное побережье п-ова Таймыр. Большинство участников погибло безымянными, в т.ч. одна женщина. Сохранились лишь два имени, вырезанные на рукоятках ножей: Акакий и Иван Муромцы.

  В 1639 на берегах Охотского моря появился отряд И. Москвитина. В 1640, построив кочи, он прошел вдоль западного и южного побережий моря, положив начало русскому мореходству на Тихом океане. Обнаружив Шантарские о-ва, Сахалинский зал., Амурский лиман и устье Амура, Москвитин стал первооткрывателем российского Дальнего Востока. Он доставил также первые известия о Сахалине, часть взморья которого, безусловно, видел.

  Путем И. Москвитина в 1648 на Охотское море вышел отряд А. Филиппова по кличке Глубокий. Казаки проследили 500 км северного побережья акватории от устья Охоты до Тауйской губы. У п-ова Лисянского они неожиданно наткнулись на огромное лежбище моржей. Филиппов составил первую охотоморскую лоцию с описанием побережья.

  Его открытия продолжил М. Стадухин: осенью 1651 он прошел на кочах вдоль взморья Пенжинской губы к вершине Гижигинской губы, где перезимовал. А летом следующего года проследил ее берега и приморскую полосу зал. Шелихова до устья р. Тауй. Там он промышлял до 1657, а затем через Охотск вернулся в Якутск. Поход И. Нагибы по Амуру в 1652 в поисках Хабарова и его людей привел к вынужденному плаванию вдоль южной береговой черты Охотского моря и открытию Ульбанского и Тугурского заливов.

  Высшим достижением российских мореходов стало плавание Ф. Попова и С. Дежнёва в 1648. Они прошли прол. Лонга, первыми обогнули морем крайнюю северо-восточную точку Азии и доказали существование прохода (Берингова прол.) из Северного Ледовитого ок. в Тихий. Они фактически выявили Чукотский п-ов и оказались первооткрывателями Чукотского и Берингова морей. Вторично этим путем в 1662 проплыл И. Рубец (Бакшеев).

  К. Иванов, ставший после Дежнёва приказчиком Анадырского острога, в 1660, двигаясь вдоль южных берегов Чукотки, открыл зал. Креста и бух. Провидения. Ок. 1662 он проследил часть западного побережья Берингова моря, фактически выявив Анадырский залив. По результатам этих двух походов он составил карту.

  Во второй пол. XVII в. безымянные арктические мореходы открыли Новосибирский арх. или, по крайней мере, часть его. Об этом красноречиво свидетельствовали многочисленные кресты, обнаруженные в 1690 М. Мухоплевом (Мухоплеевым) на о-ве Столбовом. Вторичное открытие архипелага было совершено промысловиками в 1712—1713. Так, М. Вагин в 1712 обнаружил Ляховские острова.

  Д. Анциферов и И. Козыревский продолжили исследование Камчатки, дойдя в 1711 до южной оконечности полуострова. Они высадились на Шумшу, самый северный из Курильских о-вов, но собрать ясак не смогли. А летом 1713 Козыревский побывал на Парамушире и по расспросам составил описание и чертеж всей Курильской гряды.

  Среди землепроходцев «второго плана» необходимо выделить троих. Н. Колобов, спутник И. Москвитина, составил очень важную «скаску», дополняющую и уточняющую сведения начальника похода. С. Петров (Чистой) был переводчиком в отряде Москвитина и Пояркова. Ф. Пермяк по кличке Медведь (или Старик) участвовал в экспедиции Попова—Дежнёва, вместе с Дежнёвым после кораблекрушения совершил корякско-анадырский поход, до 1659 служил под его командой, а в 1662 сопровождал И. Рубца в плавании на Камчатку.

  Отчеты

  Отметим несколько дошедших до нас материалов о плаваниях и походах. В первую очередь к ним необходимо отнести «расспросные речи» — записи устных рассказов землепроходцев и арктических мореходов. В этих так называемых «скасках» содержались данные об обстоятельствах и результатах походов или плаваний, известия об особенностях новых «землиц», их богатствах и населении, различные сведения, полученные от местных жителей и аманатов.

  Другой важный исторический источник — челобитные царю с сообщениями о службах в разных местах, о заслугах, лишениях, затратах, гибели спутников, с просьбами о назначении на должность, повышении в звании, выплате жалованья. Книги ясачного сбора также позволяют в ряде случаев определить в общих чертах маршруты сборщиков к новым «неясашным народцам».

  Докладные воевод и приказчиков царю («отписки»), составленные на основе показаний землепроходцев, по-своему дополняют данные «скасок» и челобитных: в них можно найти упоминания о рыбных и пушных местах, о лежбищах моржей, наличии леса, полезных ископаемых, скоплениях «заморной кости» или «рыбьего зуба» (моржовых клыков). Почти все картографические труды землепроходцев утрачены или пока еще не найдены в архивах. Так, не известны судьбы чертежей гидрографической сети Забайкалья Бекетова, оз. Байкал К. Иванова, рек и гор Якутии и Чукотки Стадухина, р. Амура Пояркова, «Даурской земли» Хабарова, «Анадырской землицы» Сибирь. Гравюра на меди. XVIII в. Дежнёва.

  Судьбы землепроходцев

  Землепроходцы действовали в чрезвычайно тяжелых условиях сибирской тайги и тундры, горных областей Северной Азии. Кровососы и голод, стужа и нехватка необходимого снаряжения и одежды были их постоянными спутниками. Им приходилось вести кровопролитные бои и участвовать в многочисленных стычках с «немирными инородцами». Вступали друг с другом в вооруженные столкновения и группы конкурентов по сбору ясака. Поэтому открытие «новых землиц» и покорение «неясашных инородцев» сопровождались значительными людскими потерями. Так, например, в экспедиции Попова—Дежнёва погибло почти девять десятых состава, Стадухина — три четверти, Пояркова — две трети. Дальнейшая судьба оставшихся в живых в подавляющем большинстве не выяснена. Очень немногие из рядовых казаков «выбились» в атаманы, в основном же по служебной лестнице они поднимались не выше десятников или пятидесятников. Но наиболее славные имена увековечены на географических картах: о-в Атласова, Атласово, Бекетово, бухта и мыс Дежнёва, Дежнёво, Ерофей Павлович, Нагибово, Поярково, Стадухино, Хабаровск и др. Больше всех «повезло» малоизвестному И. Камчатому: его имя носят полуостров (Камчатка), река, залив, мыс и пролив. Река Ожогина и оз. Ожогино — в честь И. Ожоги; р. Бадяриха — искаженная фамилия Н. Падеры. Землепроходцы стали героями нескольких произведений художественной литературы.

  Достижения одного столетия

  Достижения землепроходцев и арктических мореходов в истории географических открытий имели огромное значение. На большей части Западной Сибири, всей территории Восточной Сибири и северо-востока Азии они были первопроходцами. Никто до россиян не бороздил воды Азиатской Арктики и окраинных морей северной части Тихого океана, а также доподлинно не знал о наличии прохода между Азией и Северной Америкой, о широтной протяженности сибирских просторов и о существовании Чукотского и Камчатского полуостровов.

  Землепроходцы первыми побывали на севере Западно-Сибирской равнины, открыли Северо-Сибирскую, Яно-Индигирскую, Колымскую и другие низменности. Менее чем за 60 лет они преодолели никому дотоле не ведомые просторы от Урала до побережья Тихого океана. А к нач. XVIII в. собрали относительно точные данные о речной сети практически всей Сибири и Дальнего Востока (ок. 13 млн кв. км) и приблизительные — о ее рельефе. Этот гигантский, совершенно необходимый для освоения огромной территории труд был выполнен всего за одно столетие.

  Арктические мореходы выявили береговую черту Северной Азии на значительном протяжении, но, по-видимому, им все же не удалось обойти морем п-ов Таймыр. С учетом достижений поморов они прошли почти по всей трассе Северного морского пути, обнаружив первые острова в азиатском секторе Арктики. Данные, собранные землепроходцами и мореходами, заложили основу знаний о Северной Азии. Для географической науки их материалы более века служили единственным источником сведений об этой части материка.

статья из энциклопедии "Арктика - мой дом"

   
 
Читайте также: ЗЕМЛЕПРОХОДЦЫ 

0.0216 s