МОРСКОЙ ЗВЕРОБОЙНЫЙ ПРОМЫСЕЛ

 

Морской зверобойный промысел  Морской зверобойный промысел — традиционное занятие обитателей океанского побережья: ненцев — в районе Новой Земли, саамов — на Кольском п-ове, эвенов, эвенков, негидальцев, нивхов, ульчей, ороков, орочей — на юге Дальнего Востока. У чукчей, коряков, эскимосов этот промысел развивался несколько тысячелетий, породив общие элементы культуры. Добывали тюленей, моржей, китов, полностью обеспечивая себя мясом, жиром, шкурами, костью. Жир использовали не только в пищу, им отапливали и освещали жилища. Шкурами моржа обтягивали остовы байдар и жилищ, из кишок шили непромокаемые плащи. Крупные кости китов и моржей шли на строительство жилищ. Из клыков и костей моржа делали наконечники стрел, мотыги, пешни, рукояти ножей, утварь, амулеты, украшения. Часть добычи морские охотники обменивали на оленьи шкуры и мясо. Достаточное количество мяса и жира позволяло зверобоям вести оседлый образ жизни и держать многочисленных ездовых собак.

  Несколько десятилетий китов добывала государственная китобойная флотилия. Отстрелянных животных поставляли в поселки, оставалось только разделать туши. Постепенно люди утратили навыки традиционной охоты.

Морской зверобойный промысел  Жилища часто строили на скалах: с высоты удобно наблюдать за морем, ожидая появления китов и моржей. Многие селения соседствовали с лежбищами. Весной и осенью моржей отстреливали в открытой воде или когда звери лежали на плывущих льдинах. Во второй половине лета их добывали на берегу, на лежбищах. В случае, если из-за ледовой обстановки звери не выходили на сушу, охотники 2—3 недели дрейфовали на льдинах, охотились с байдар на лахтаков, моржей и нерп. Основными орудиями промысла были гарпуны (метательное орудие с отделяющимся наконечником) с поплавками (по-чукотски — пыгпыг — надутые тюленьи шкуры) и копья (кэпутэн). Чтобы напугать животное и выгнать его из воды, применяли хлопушки из китового уса.

  Промышляли артелями по 8—10 человек на нескольких лодках-байдарах. Охота на гренландского и серого китов была особенно важна на Чукотке: добыча одного животного кормила жителей целого селения. В кита метали гарпуны с несколькими поплавками, а затем добивали длинными копьями. На гренландских китов охотились весной и осенью, подкарауливая их в узких разводьях между льдинами. Согласно преданиям, в ХVIII в. коряки охотились на китов с помощью составных («объединенных») ременных сетей. Жители нескольких селений подвешивали в воде у прибрежных скал сети, загоняли в них зверя и били копьями.

  На нерп, лахтаков, сивучей охотились круглый год. Чукчи и эскимосы добывали их в открытой воде с байдар. Чаще индивидуально, особенно зимой. Охотник с собакой отыскивал продушины (отверстия во льду, проделываемые животным для дыхания), ставил в них мешкообразные ременные сети, выжидал появления зверей и бил гарпунами или стрелял из ружья. Весной к животным, греющимся под солнцем на льдинах, подползали в маскировочной одежде.

Морской зверобойный промысел

  У жителей Сахалина, Нижнего Амура, Татарского пролива морской зверобойный промысел стоял на втором месте после рыболовства. Больше всего зверей добывали у берегов Сахалина, там водились только мелкие ластоногие. Пользовались оригинальным орудием — плавающей острогой (нивхи называли ее тла, ороки и ульчи — дарчи) с составным древком длиной 15—20 м и направляющим рулем, прикрепленным к его передней части. Руль — доска длиной меньше метра. Во втулке на передней части древка укрепляли острогу — железный стержень с зазубринами. В отверстие остроги продевали линь — длинный кожаный ремень, конец которого закрепляли на древке. Гарпунер с носа лодки следил за морем и при появлении, например, нерпы под водой направлял острогу в нужную сторону. При «уколе» зверя острога соскакивала с руля, нерпа уплывала, но гарпунер «вел» ее на длинном лине до тех пор, пока она не уставала сопротивляться. Затем зверя подтягивали к лодке и доставляли на берег.

  В ХХ в. нивхи Амурского лимана и Сахалина отлавливали зверей ловушками. Одна из них представляла собой соединенные планками два 4—5-метровых бревна с крючками на наружных краях (подобная встречалась у орочей). Другая конструкция имела вид двустворчатой двери, открывающейся внутрь сети, прикрепленной снизу. Зимой с собаками отыскивали во льдах продушины и подвешивали в них крючья на веревках.

Морской зверобойный промысел

  Во время вскрытия весеннего льда на фарватере нивхи левого берега Амурского лимана караулили и били гарпунами дельфинов либо «запирали» неводами животных, заходивших в устья небольших притоков. Эвенки, эвены-оленеводы, негидальцы, время от времени промышлявшие на Охотском побережье, сначала приманивали зверей наживой, укрепленной на длинном ремне, а потом отстреливали из ружья или гарпунами.

  Оседлые прибайкальские эвенки добывали тюленей. Они подкрадывались к ним на нарте с парусом, которую локтями и коленями передвигал лежащий на ней охотник. Зверей били из ружья и гарпунами. Мясо продавали.

Морской зверобойный промысел

  Судя по археологическим данным, во втором — начале первого тысячелетия до н.э. для жителей крайнего северо-запада России (п-овов Кольский и Ямал, о-вов Новая Земля, Колгуев и др.) зверобойный промысел был наиважнейшим делом. Однако в ХIХ — начале ХХ в. саамы и ненцы в основном занимались оленеводством. Правда, они по-прежнему добывали мелких ластоногих, а отдельные группы ненцев — даже моржей: весной — подкрадываясь к лежащим на льдинах животным под прикрытием вертикального щитка на полозьях, а зимой устанавливали в продушины крючковые ловушки. Саамы Кольского п-ова отлавливали тюленей, лахтаков и нерп ставными сетями, отстреливали ружьями и гарпунами, били баграми. Мясо не ели, большую часть добычи продавали.

Морской зверобойный промысел  В настоящее время одновременно с новыми видами охотничьего оружия и транспорта пользуются старыми орудиями. На Чукотке, чтобы сохранить стадо моржей от истребления, на лежбищах охота с ружьями запрещена. В 1997 г. создан Союз морских зверобоев с тремя комиссиями: китобойной, по тихоокеанскому моржу, белому медведю. После почти 30-летнего перерыва несколько приморских сел на Чукотке уже восстановили традиции и обычаи китобойного промысла, налажен учет численности и контроль за добычей моржа, охотники участвуют в научных исследованиях. Расширяются контакты с международными природоохранными организациями.

  Жители прибрежной полосы восстановили старинные рецепты блюд из китового мяса, сохранившиеся до наших дней, научились делать из него пельмени и даже жаркое. Мясо нерпы, как правило, сушат — оно очень питательное, к тому же хорошо сохраняется всю полярную зиму. А уж о мясе моржа и говорить нечего. Без него не прожить в Арктике!

статья из энциклопедии "Арктика - мой дом"

   
 
Читайте также: ОХОТА  РЫБОЛОВСТВО  МОРСКОЙ ЗВЕРОБОЙНЫЙ ПРОМЫСЕЛ 

0.0210 s