ВЕПСЫ

 

Вепсы

  Численность – 12 142 человека (на 2001 г.).
  Язык – финно-угорская группа уральско-юкагирской семьи языков.
  Расселение – Республика Карелия, Ленинградская и Вологодская области.

  Этническая территория вепсов в прошлом охватывала Межозерье — пространство между Ладожским, Онежским и Белым озерами. В Карелии поселения расположены на юго-западном побережье Онежского озера и выделены (в 1994 г.) в единую административную единицу — Вепсскую национальную волость с центром в с. Шелтозеро. Здесь проживает 1400 человек прионежских вепсов. Самое большое количество вепсских деревень — в Подпорожском (верховья р. Ояти), Лодейнопольском и Тихвинском районах Ленинградской области. Здесь их называют оятскими. Со стороны Вологодской области в прошлом располагались поселения шимозерских вепсов (более 5 тыс. человек). В конце 1950-х гг. вепсское население вокруг Шимозера было переселено в Южное Приладожье. Это привело к изоляции куйско-пондальской (белозерской) группы вепсов Вологодской области. Южная группа вепсов расселена в современном Бокситогорском районе Ленинградской области. По данным переписи 1989 г., численность вепсов, проживающих в пределах своей этнической территории в Ленинградской области, составляет 3,5 тыс. человек, в Вологодской области — 0,7 тыс. человек. Сейчас половина вепсов проживает в городах, около 4 тыс. человек — в г.Петрозаводске.

  В вепсском языке выделяют три диалекта: на северном говорят прионежские вепсы, на среднем — оятские, шимозерские и куйско-пондальские, на южном — вепсы Бокситогорского района. Диалектные различия незначительны.

Вепс  Житель д. Конец Шелтозерского района.

  Единое название «вепсы» в сознании народа и в статистике утвердилось лишь на рубеже 20—30-х гг. XX в., в период национально-государственного и языкового строительства, полностью вытеснив существовавшее ранее название чудь для северных и средних вепсов и чухари для южных. Наряду с этнонимом вепсад во всех диалектных группах сохраняется и прежнее самоназвание: северные вепсы называют себя людикелед, средние — вепсляйжет, а южные — чухарид.

  Полагают, что первые упоминания о гипотетических предках вепсов — веси — как отдельном племени Ваз, Вазина содержатся в хрониках Иордана VI в., повествующих о событиях IV в. К тому времени весь, видимо, уже заселяла Межозерье. Археологические памятники VI—VIII вв., предположительно древневепсские, обнаружены в Юго-Западном Белозерье. Веси, по мнению большинства исследователей, принадлежат курганные памятники (погребальные насыпи) X—XIII вв. на территории современного расселения вепсов. Формирование веси как отдельного этноса ученые связывают с более западным регионом — Юго-Восточной Прибалтикой, откуда, как полагают, весь и продвинулась в Межозерье, коренную область ее обитания.

Славянская девушка  На рубеже первого и второго тысячелетий на территорию веси начинают проникать славяне. В древних летописях весь предстает как данница и союзница Руси, выступает одной из участниц в таком важнейшем событии, как «призвание варягов», образуя вместе с Русью и рядом финно-угорских и восточнославянских племен военно-политический союз, ставший основой русской государственности. Одновременно с Русью и весь приняла христианство. В XI—XIII вв. весь достигла высокого социально-экономического развития. Об этом свидетельствуют предметы, найденные в погребальных курганах, — ювелирные украшения, изделия из серебра, мечи, боевые топоры, наконечники стрел, копья, западноевропейские и арабские монеты и т.д. Весь вела оживленную торговлю, в основном мехами, с Волжской Булгарией. Современные ученые склоняются к мнению, что позднее весь вместе с другими прибалтийско-финскими племенами стала выступать на страницах летописей под именем «чудь».

  Древние вепсы осваивали и местности северо-восточнее Межозерья. Вероятно, отдельные их группировки достигли бассейна Северной Двины. Предполагается, что их обитание здесь отражено в сообщениях русских исторических источников о заволочской чуди, а в скандинавских сагах — о легендарной Биармии. Наиболее восточные из этих этнических групп, дошедшие до Удорского края, влились в состав коми-зырян. Остальные растворились в потоке славянской колонизации этих районов.

  Этническая история вепсов весьма сложна. Сталкиваясь со многими этносами, они испытывали различные воздействия с их стороны и сами оказывали на них влияние. И несмотря на значительные «потери», все же сохранились как самостоятельный этнос на своей территории.

  По материалам переписи 1897 г., чуди и чухарей (вепсов) насчитывалось в Российской Империи 25,6 тыс. человек. Почти все вепсское население составляли крестьяне.

Славяне

  Основным занятием вепсов было земледелие — с весьма архаичным способом землепользования — подсекой: на выбранных для пашни участках вырубали и сжигали лес. Зола служила необходимым удобрением. Основные орудия земледельца: топор, косарь, мотыга, двузубая конная соха разных модификаций. Выращивали ячмень, овес, рожь, пшеницу, из овощей — в основном репу (сохранился старинный способ сева репы — «плевание» из березовой ложки). Из технических культур — лен, коноплю, хмель. Второстепенную роль играло скотоводство. Оно ценилось как источник органических удобрений, хотя в некоторых местностях в конце XIX в. разведение племенного скота для продажи в Петербург давало населению значительные доходы. Охота и рыболовство также имели вспомогательный характер, причем дичь и ценные сорта рыбы издавна вывозили на петербургские рынки. Были развиты домашние ремесла: женские — прядение, ткачество, изготовление глиняной посуды, мужские — деревообработка, плетение из бересты, обработка и выделка шкур, кожи. До XVIII в. на местных рынках продержались изделия вепсских мастеров, металлургов, кузнецов, ювелиров, ими торговали и на ярмарках за пределами вепсской земли. В деревнях средних вепсов имелись квалифицированные ремесленники, занимавшиеся изготовлением огнестрельного оружия, так называемых пищалей, пищалей винтовальных, винтовок, а также различных изделий из серебра. Широкое хождение в XIX в. имела оятская керамика, центр которой находился в с. Надпорожье. Ее продавали в Олонецкой и Новгородской губерниях, Петербурге, вывозили в Финляндию. Гончарный промысел сохранялся до 30-х гг. XX в. Важную роль со второй половины XIX в. стали играть заготовка и сплав леса. Сплавщики, как правило, объединялись в артели, а лесорубы работали семьями.

  В Олонецкой губернии вепсы-отходники из Прионежья специализировались на камнеломно-камнетесном промысле, большинство вепсских мастеров работали на строительстве Петербурга. Добытый в Прионежье малиновый кварцит, или шокшинский порфир, использовали при отделке Казанского и Исаакиевского соборов, Зимнего дворца, Храма Христа Спасителя; позднее — для облицовки Мавзолея на Красной площади, памятника Неизвестному солдату у стен Кремля и других сооружений.

Вепсская изба  Вепсская изба в д. Еремеев Погост. Карелия. 1930-е гг.

  Первоначально у вепсов преобладал прибрежный тип поселений (речной и озерный), позднее деревни стали располагаться на сухих высоких местах. Малодворные деревни составляли так называемые «гнезда». Наиболее архаичные постройки веси имели столбовую конструкцию; их сменили срубные полуземлянки, древнейшие — одно-двухкамерные сооружения — отапливались по-черному, открытым очагом, затем печью без дымохода. Жилье вепсов сходно с домами карел и северных русских и представляет собой комбинацию собственно жилого рубленого дома с хозяйственными помещениями — клетью и двором. Дома прионежских вепсов более монументальны, чаще двухэтажные. К избам и сеням средние и южные вепсы под прямым углом пристраивали боковую избу. Бытовали также оригинальные способы рубки углов койран кагл («собачья шея»), а при возведении амбаров — обтеска углов в шестигранник, именуемая в архитектуре шведской рубкой. Крыши крыли соломой, позже тесом, дранкой. Еще в 70-е гг. ХХ в. в жилищах встречались потолки из круглых бревен.

Печь в крестьянском доме  В крестьянском доме. Карелия. Конец 1930-х гг.

  В избе слева или справа от входа сооружали печь, над шестком которой подвешивали котел. Рядом с печью — вход в подпол. Интерьер избы включал встроенные широкие лавки, полати над входом. Стол ставили у фасадной стены, там, где размещался «божий», или «красный», угол с иконами. У печи находилась деревянная лохань с рукомойником. Посреди избы подвешивали на деревянном оцепе лубяную или плетенную из щепы люльку. Дополняли обстановку деревянные кровати, лубяные короба, сундуки, шкафы-посудники.

Дом с конской головой  Дом украшали «конской головой»

  Северные вепсы наличники украшали изображениями женских антропоморфных фигур — покровительниц дома. У средних вепсов подобные изображения известны на часовнях и церквях. В оформлении «куриц», «конька-охлупня», наличников, а также намогильных крестов встречаются изображения птиц и коней, резные солнышки, треугольники, квадраты, прямоугольники, елочки.

  В конце XIX в. появляется роспись масляными красками на дверях, ставнях, внутри избы — солярными знаками и растительными мотивами. Один из лучших образцов — дом И.И. Мелькина в с. Шелтозеро, где ныне размещается сельский музей вепсской народной культуры.

Вепсы  Шимозерские вепсы. Ленинградская обл. 1930-е гг.

  Традиционная одежда на рубеже XIX—XX вв. имела много общего с карельской и северно-русской. Ее шили в основном из льняной, полушерстяной и шерстяной домотканины, позже — из хлопчатобумажных, шелковых и шерстяных фабричных тканей.

  Древнейший тип девичьей и женской одежды — юбочный комплекс, преобладавший в Прионежье и на Ояти, — состоял из рубахи и юбки. Нижнюю часть рубахи — станушку — шили из грубого льняного полотна, подолы украшали вышивкой красного цвета, верхнюю часть в конце XIX в. шили из фабричной ткани. Верхние юбки, полушерстяные или шерстяные, имели продольный или поперечно-полосатый рисунок с цветной широкой каймой, иногда достигавшей 2/3 длины юбки. Подол праздничной верхней юбки иногда затыкали за пояс, выставляя напоказ вышитую часть станушки. Поверх юбки подвязывали пояса и передники.

  Более поздний сарафанный комплект одежды включал синий, кубовый сарафан (красик сарафон), в начале XX в. его надевали только пожилые женщины. Позднее на смену юбочному и сарафанному наряду пришла «парочка»: верхняя кофта-казачок и юбка из фабричных тканей. Из украшений носили стеклянные бусы, металлические кольца и серьги. Головные уборы замужних женщин — сороки, сборники, повойники — шили из ярких парчовых тканей с очельем и затылочной частью, украшали вышивкой из золотых нитей, бисером и блестками. Богатая вышивка была характерна и для других элементов одежды девушек и молодух.

  Мужская одежда состояла из льняной рубахи-косоворотки, светлых и полосатых штанов. Костюм дополнял шейный платок. На свадьбу жених надевал белую льняную рубашку и белые порты с бахромой, украшенные понизу красной вышивкой. Непременными деталями мужского и женского костюмов были длинные плетеные или тканые пояса с кистями на концах.

Ткацкий станок  Приметы старого быта. Ткацкий станок

  В холодное время года носили тулупы, зипуны из шерстяных и полушерстяных тканей, балахоны, кафтаны, кофты. Женщины надевали поверх головного убора теплые платки. Основной обувью были сапоги, в летнее время для работы использовали берестяные лапти. Специфический способ вязки рукавиц и носков одной иглой сохранился у вепсов до сих пор.

  Многие элементы традиционного костюма обладали обрядовой функцией. Оберегами были пояса, их носили постоянно. Новобрачные, боясь порчи, подпоясывались под одеждой куском рыболовной сети с завернутой в него высушенной щучьей челюстью. Символический характер имел обычай вытирать новобрачную подолом рубахи свекрови (привить послушание), заворачивать новорожденного в рубаху отца или матери (для усиления родительской любви). Из древности дошел обычай шить похоронную одежду из светлой (белой) ткани.

  Вепсская община сохраняла традиционную систему родственных и свойственных связей. Ее границы совпадали с границами погостов. Во владении общины находились коллективные пастбища, сенокосные и рыболовные угодья, леса. Как хранитель обычного права община занималась распределением общинных земель, выполнением совместных строительных, ремонтных и сельскохозяйственных работ, наймом на работу и т.п. Община избирала на сходе старост, сборщиков казенных налогов, мирских дьячков (секретарей общины) и приходских священников. Она же разрешала споры между крестьянами, оказывала помощь малоимущим и вдовам, собирала мирские деньги на нужды общины. Община-погост была также единицей религиозной структуры, имея свой церковный или часовенный приход, свой праздник и свое кладбище. Община определяла и повседневное обрядово-ритуальное поведение своих членов, религиозно-нравственные установки и общественное мнение.

Вепсская семья
Вепсская семья из д. Пелкаска Ленинградской обл. 1927

  У вепсов большая семья, состоящая из 3—4 поколений, просуществовала до коллективизации. Глава большой семьи — старейший мужчина, дед или отец — хозяин (ижанд). Он руководил всей хозяйственной и обычной жизнью семьи. Хозяйка (эмяг) ухаживала за скотом (кроме лошадей), домом, готовила пищу, шила одежду. Положение женщин и мужчин было достаточно равноправным. При вступлении в брак девушка получала от своей семьи приданое (одежда, ткани, утварь, скот), бывшее ее собственностью. Вдова имела право на возврат приданого, а бездетная вдова могла рассчитывать на «пожилое» — заработок за прожитые годы в семье мужа. Существовало примачество, обычно в зажиточных семьях, где положение зятя-примака (кодивяву) было довольно зависимым. Наряду с договорным браком, аналогичным русскому по сватовству, сохранялась еще в начале XX в. архаичная форма — брак «самоходкой».

  Фольклор создавался на родном и русском языках. Известны сказки-анекдоты, волшебные, о животных, с легендарным сюжетом, пословицы, загадки. Распространены также предания о заселении и освоении края, об основании новых деревень, о выборе места для строительства церкви. Известны предания о чуди как предках вепсов. Очень популярны былички о взаимоотношениях людей и «хозяев» дома, леса, бани, озера, их жен и детей, о проклятых людях, особенно детях. Считалось, что вернуть проклятого человека можно только с помощью колдуна, заговоров, принесения жертвы — подарка «хозяину» стихии. Подобные истории рассказывали детям в назидание, но они были популярны и среди взрослых. Рассказы о чертях примыкают к сказкам-анекдотам, это исключительно мужской жанр. Известны лечебные, магические, промысловые, оградительные заговоры. Их исполнение всегда сопровождается магическими действиями, в которых используются вода, соль, вино, табак, сахар, носовые платки и полотенца, веники, а также амулеты (коготь рыси, медведя, кусочек смолы). В вепсских деревнях существовали знахари (нойдад), которые специализировались в узких областях магии — лечебной, любовной, промысловой.

Вепсское село
Вепсское с. Ладва Ленинградской обл.

  В традиционной музыкально-поэтической культуре вепсов прослеживаются параллели с архаичными пластами культуры прибалтийско-финских (эстонцы, водь, ижора, карелы) и других финно-угорских (коми-зыряне, северные удмурты, мордва, мокша, марийцы), а также балтийских (литовцы) народов. Наряду с причитаниями, свадебными, лирическими, протяжными, плясовыми, игровыми, колыбельными песнями бытуют так называемые календарные и лесные выкрики, призывы животных, сказки, дразнилки, потешки, короткие песенки, песни-романсы, заговоры.

  Специфически вепсским жанром являются короткие песенки с четырехстрочным стихом и протяжным медленным напевом. Обычно их пели девушки и женщины, как на русском, так и на вепсском языке, в лесу во время сбора малины, на сенокосе.

  Хранят вепсскую музыкально-поэтическую традицию сейчас в основном пожилые женщины. В их песенных ансамблях до десяти человек.

Церковно-приходская школа  Праздник в д. Нюргойл. Карелия. 1916

  Первые церковно-приходские школы для вепсов были открыты в Прионежье еще в 1805 г. Обучение проводилось на русском языке. Вначале учили только мальчиков. По данным переписи 1897 г., среди прионежских вепсов грамотных было 18,4 %, почти в два раза больше, чем у остальных групп вепсов (10,4 %). Доля грамотных вепсянок везде была очень мала — около 2 %. Зато в Прионежье среди мужчин-вепсов грамотность была даже несколько выше (35,5 %), чем у окружающих русских (34,9 %). В 1913 г. в Санкт-Петербурге в помощь учителям, преподающим вепсским детям, вышел Чудско-русский словарь, подготовленный учителем П.К. Успенским.

  Первый этап национального возрождения вепсов пришелся на 20—30-е гг. XX в. Однако меры, предпринятые государственными органами для их национального развития, носили непоследовательный и ограниченный характер. Сохранялось административное разделение вепсской территории. В Карелии для вепсов образовали Шелтозерский национальный район, в Ленинградской области — Винницкий. В соседних районах выделено 15 национальных вепсских сельских советов.

  В 1931 г. была создана вепсская письменность на основе латиницы. В 1932 г. в Ленинградской области 49 начальных и 5 неполных средних школ начали обучение вепсских детей на родном языке. С 1932 по 1937 г. было издано 30 учебных пособий на вепсском языке. Одновременно велась подготовка учительских кадров. В г. Лодейное Поле в педагогическом техникуме училось 60 студентов-вепсов. В Карелии, где по решению местных властей национальным языком для карелов, вепсов и финнов был утвержден финский, в этот период вепсы в школе обучались на финском языке. И только в 1937 г. вепсские школы перевели на обучение на родном языке. Но оно продолжалось всего два месяца. В конце 1937 г. деятельность по национально-культурному развитию была прекращена, многие представители вепсской интеллигенции обвинены в национализме и репрессированы; вепсскую письменность запретили; прекратилось преподавание на вепсском языке, изъяты национальные учебники и литература. 50 лет вепсский язык оставался бесписьменным. Винницкий национальный район и национальные вепсские сельсоветы в Ленинградской области признаны «неправильно считающимися национальными». Часть вепсских поселений из Ленинградской области передавались в Вологодскую область. С тех пор исконная вепсская территория оказалась разделенной между тремя регионами. Внутри регионов районное деление буквально «разрезало» ее на части. В каждом районе вепсские поселения стали окраинными и поэтому в период ликвидации неперспективных деревень в 1950—1970 гг. первыми подверглись переселению. В Вологодской и Ленинградской областях при проведении переписей 1970 и 1979 гг. вепсов стали записывать русскими, а при смене паспортов вепсскую национальность «исправляли» на русскую. Численность вепсов быстро сокращалась: с 1926 по 1979 г. с 33 до 8 тыс. человек.

Вепсская культура
Возрожденная культура. Дети о. Кижи. 1996

  Перепись 1989 г. вернула этносу его права, численность вепсов составила 12 тыс. человек. С 1987 г. восстановлена вепсская письменность, началось изучение родного языка в школах. К настоящему времени изданы учебная литература для начальной школы, словарь вепсского языка, выходят художественные произведения, газета «Кодима».

  В Петрозаводском государственном университете и Карельском государственном педагогическом университете открылись кафедры для подготовки специалистов и учителей вепсского языка, регулярно выходят радио- и теле- передачи на вепсском языке, в Петрозаводске открыта финно-угорская школа, где получили возможность изучать родной язык дети городских вепсов. В Вепсской национальной волости вепсский язык как обязательный предмет изучают школьники 1—7-х классов.

  Роль связующего звена между вепсами всех регионов взяла на себя общественная организация «Общество вепсской культуры». Она стремится сделать доступными для всех вепсов книги и газеты на родном языке, помогает поступать в вузы Карелии абитуриентам из вепсских сел Ленинградской и Вологодской областей, организует курсы для преподавателей вепсского языка. С 1993 г. ежегодно при участии Общества проводится межрегиональный детский конкурс знатоков вепсского языка, в 1999 г. в знании родного языка впервые соревновались семьи.

  В 2000 г. вепсы были включены в Единый перечень коренных малочисленных народов Российской Федерации.

статья из энциклопедии "Арктика - мой дом"

   
 

Мудрый лис

  КНИГИ О ВЕПСАХ
  Богданов Н.И. Народность вепсы и их язык //Тр. Карельского филиала АН СССР. Петрозаводск, 1958. Вып. 12.
  Вепсы //Народы европейской части СССР. М., 1964. Т. 2.
  Винокурова И.Ю. Календарные обычаи, свадьбы и праздники вепсов (кон. XIX — нач. ХХ в.). СПб., 1994.
  Дебец И.Ф. Вепсы //Ученые зап. МГУ. М., 1941. Вып. 63.
  Кочуркина С.И. Сокровища древних вепсов. Петрозаводск, 1990.
  Пименов В.В. Вепсы. Очерки этнической истории и генезиса культуры. Л., 1965.

Читайте также: ОРОКИ (УЛЬТА)  НЕГИДАЛЬЦЫ  СЕЛЬКУПЫ 

0.0202 s