СЕЛЬКУПЫ

 

Селькупы

  Численность – 3 612 человек (на 2001 г.).
  Язык – самодийская группа уральско-юкагирской семьи языков.
  Расселение – Красноярский край, Томская область, Ямало-Ненецкий автономный округ.

  Выделяют две группы селькупов — северные и южные. Живут в Западной Сибири, по Оби и ее притокам Тым, Кеть, Васюган, по рр. Пур, Таз и Турухан. Первоначально селькупы обитали на левых и правых притоках Оби, в том числе на р. Парабель с притоками Чузик и Кенга.

  До 1917 г. селькупы назывались остяко-самоедами (по языку они близки к самоедам-ненцам, а по культуре — к остякам-хантам). Современное название получили в 1920—1930-х гг. по самоназванию северной группы сöлькуп на р. Таз или шöлькуп — «таежный человек» на р. Турухан.

  Язык имеет три диалекта — тымский и кетский (южные) и тазовский (северные). Около половины населения (47,6 %) признают селькупский язык родным, остальные таковым считают русский, на котором, впрочем, говорят практически все селькупы.

  Письменность возникла в 1930-х гг. сначала на латинской, затем на русской графической основе.

Железные наконечники стрел  Железные наконечники стрел для охоты на крупного зверя

  Происхождение селькупов на территории Среднего (Нарымского) Приобья связывают с местными неолитическими культурами третьего тысячелетия до н.э., которые были основой культур широкого круга племен Зауралья и Западной Сибири. К концу второго тысячелетия до н.э. здесь появляются пришлые племена с востока и юга. В результате слияния таежного коренного и пришлого лесостепного населения в первом тысячелетии н.э. формируется селькупская культура.

  С помощью лука и стрел с костяными и железными наконечниками предки селькупов охотились на лося, оленя, водоплавающую и боровую дичь, соболя, белку. Ловили рыбу, ездили на лодках, имели железные орудия — топоры-тесла, ножи, знали литейное и кузнечное ремесла, ткачество, выделывали шкуры, кожи, шили меховую одежду и обувь, жили в укрепленных городищах в землянках.

  В XVI в. русские познакомились с селькупами, известными тогда под названием Пегая орда. Во главе их стоял вождь-военачальник («князец») Воня. Пегая орда вошла в состав Русского государства после основания Нарыма в 1595 г. В Нарымском крае стали селиться казаки, служилые люди, «пашенные» крестьяне, промышленники и «вольница» (беглые крестьяне), позднее — ссыльные из европейской части России, контакты между пришлым и коренным населением были очень тесными.

Оперенье стрел  Оперенье стрел

  В XVIII в. ханты начали теснить селькупов с Оби и ее левобережных притоков, а те, в свою очередь, оттесняли правобережных селькупов. Часть селькупов еще в конце XVI—XVII вв. переселилась из бассейна Оби к северу, на Таз, затем — на Турухан, а в XIX—XX вв. — на р. Пур. Так образовались южная и северная группы, разделенные хантами на р. Вах и кетами на р. Елогуй. В 1932 г. в бассейне Тыма был создан Тымский национальный район (вскоре расформированный), что вызвало переселение туда селькупов с рр. Парабель, Чая, Кеть, Васюган, Обь.

  Основные занятия — охота и рыболовство. Орудия охоты — лук (ыдде, ынде) со стрелами, самострелы, ловушки. На медведя ходили также с копьем-пальмой (чури-квезе), у которого было длинное и широкое одностороннее, как у ножа, лезвие. Петлями (чазар) ловили оленей и соболей, сетями — гусей, силками — куропаток, зайцев. Черкан (латта) обычно ставили на белку, горностая, колонка.

  Много зверя, особенно белки, добывали луком со стрелами. Сложный клееный лук селькупов славился далеко за пределами их обитания и был предметом обмена. Его изготавливали в рост человека из трех пород дерева — березы, кедра и черемухи. Между двумя пластинами самой прочной части кедровой и березовой древесины вклеивали пластинку из вываренной кости и сухожилия, а утолщение в средней части лука и его концы делали из черемухи. Сверху лук обклеивали тонким слоем бересты, обматывая концы саргой (нитью из черемуховой коры). Клей, отличавшийся большой прочностью, варили из рогов лося. Тетиву из лосиных жил на такой лук натягивали четверо мужчин. При стрельбе на правую руку надевали перчатку с тремя пальцами (муунла), от удара тетивы руку предохраняли костяной пластинкой в форме полуцилиндра, привязанной к кисти ремешком. Наконечники стрел были разные: длинные заостренные костяные и железные — для охоты на крупного зверя, деревянные закругленные с тупым концом (чтобы не портить шкурку) — на пушного зверя, железные в форме острой лопаточки — на рыбу, вильчатые — на птицу и рыбу.

Селькупы  С присоединением к России стала развиваться преимущественно пушная охота, основным объектом которой была белка. В XIX в. у селькупов появились ружья. Хороший охотник добывал за день не менее 20 белок. Для охоты специально выращивали «беличьих» собак. На белковку уходили всей семьей. Значение ее было так велико, что основной меновой единицей стала связка из 10 беличьих шкурок (сарум). Это слово вошло в состав всех селькупских числительных, означающих десятки, начиная с 20. Роль охоты на белку отразилась и в календаре: ноябрь называется здесь «беличьим» месяцем.

  Традиции рыболовства — давние: добывали лососевых и сиговых (осетра, нельму, муксуна, омуля, стерлядь, чира) и частиковых (щуку, окуня и др.). Рыбу ловили ставными (ронкат-пок) и плавными (кургумты-пок) сетями, удочками, дорожками, на озерах — жерлицами (поплавками с крючками), на Оби — неводами (нагыджа-пок), на маленьких речках и протоках ставили запоры с ловушками в отверстиях и котцы (тавур). Занятие рыболовством отражалось в названиях месяцев селькупского календаря: «месяц щучьей икры», «месяц нельмы», «месяц рыбных запоров» и др.

  Северные селькупы традиционно занимались оленеводством, в основном для транспортных нужд, и ноябрь называли «месяц отпадения рогов оленей-самцов».

  До начала ХХ в. было развито кузнечество. Кузнец (чачури кум) умел выплавлять металл из руды, которую привозили с Енисея, сыродувным способом с помощью специальной системы из семи горнов и четырнадцати мехов. Из полученного железа кузнецы изготавливали орудия труда, оружие, кольчуги, изображения духов. Одновременно были в ходу каменные и костяные скребки для выделки кожи, зернотерки, наконечники стрел, ножи, крючки, иглы и пр.

  Селькупы умели обрабатывать крапиву, прясть из нее нитки при помощи веретена (кето), а также ткать крапивные холсты для шитья одежды, одеял на оленьем меху (тоит), матрасов (тан-где).

Подвески  По звону подвесок, бренчанию блях и бубенчиков в косах девушки, юноши узнавали своих возлюбленных и шли на тайные свидания с ними

  Благодаря контактам с русскими таежные селькупы еще в XIX в. научились приемам земледелия и животноводства. В низовьях притоков Оби стали выращивать картофель, капусту, морковь, свеклу, огурцы, помидоры; на пойменных обских лугах пасли крупный рогатый скот, лошадей, держали свиней и овец.

  Традиционными средствами передвижения были собачьи и оленьи упряжки, а также ручные нарты, лыжи, лодки, причем нарты чаще всего прямокопыльные (с шестью копыльями). Тип оленьих нарт, упряжи, посадки на нарты у северных селькупов — самодийский. Лодки — долбленые разных типов (анты, ронтык, паба квышанд) и дощатые (завозни — из кедровых плах), для дальних переездов — крытые (илимки). У русских селькупы научились передвижению на лошадях.

Семья в поселке
Семья в поселке

  Селения насчитывали от 2 до 10 хозяйств и располагались на высоких берегах рек, в устьях речек и проток. Древнейшим зимним жилищем селькупов была землянка (карамо), вырытая в обрывистом берегу, с входом-коридором со стороны реки. В такое жилище заезжали прямо в лодке. Чтобы землянку не заливало, пол от входа постепенно повышался. Очаг был расположен сбоку от входа, у передней стены. Упоминания о таких домах встречаются в селькупском фольклоре. Первые русские, попавшие в Нарымский край, отмечали, что там «люди ходят по подземелью». Но уже в XIX в. были известны каркасные полуземлянки с остовом из столбов и жердей (карамо или чуль-мат, той-мат), жилища со срубными стенами (мадет-мат), углубленные в землю на полметра, с маленькими окнами, низкими дверями. Жилища отапливали чувалом (шонгаль) — открытым очагом с широкой трубой, сплетенной из жердей и обмазанной глиной, или печкой (кор, шогор) с основанием-срубом и широкой трубой из жердей, как у чувала. Вместо стекла в окно вставляли льдину либо брюшину оленя или иного животного. Спали на земляных нарах, покрытых шкурами и циновками. Пол иногда был и деревянным, а окна застекленными; вместо чувала стояла русская печь. В XIX в. чаще жили в срубных избах русского типа с дощатыми или земляными крышами, русскими печами. Появились кровати, столы, полки, лавки.

Короке  Короке — шапка шамана с рогами. С их помощью он «бодается» со злыми духами

  Летними жилищами служили каркасные постройки из жердей, крытые корой деревьев, чаще всего берестой. Это мог быть чум — коническая постройка (корель-мат), либо сооружение из плах полусферической или двускатной формы (пуй-мот), либо полусферическая, односкатная постройка, либо прямоугольная с двускатной крышей. Из бересты мастерили традиционную утварь: посуду (миски, тарелки), коробки для хранения продуктов, имущества и рукоделия, кузова, туеса и емкости для ягод (патижа, сагалтамга, таига, коромдже, кито и др.).

  Основу питания составляла рыба в вяленом, вареном, жареном, сыром, мороженом виде. Заготавливая впрок, ее солили, сушили, заквашивали в ямах вместе с ягодами. Сушеную толкли, делая муку (порс), которую охотники брали с собой в тайгу, варили из нее суп. Из отходов и внутренностей вываривали рыбий жир, пили его зимой. Боровую и водоплавающую дичь — глухарей, куропаток, тетеревов, гусей, уток — и мясо лося тоже заготавливали впрок (в основном коптили). Позже в обиход вошла русская кухня — пельмени, пироги, супы, щи, грибы.

  Зимой селькупы носили одежду из шкур (порга), летом — из рыбьей кожи (осетровой, налимьей, стерляжьей, щучьей) или тканей из крапивного волокна. Зимнюю одежду часто шили из маленьких кусочков меха разного цвета, так что она казалась пестрой, очевидно, поэтому селькупов в прошлом называли «пегими людьми» (Пегая орда). Старинную селькупскую зимнюю верхнюю одежду (конспорга) покрывали крапивной тканью. Рубашки и штаны из рыбьей кожи рыбаки носили вплоть до конца XIX в. Северные селькупы шили одежду и обувь из оленьего меха: парки с разрезом спереди, сокуи — глухую одежду мехом наружу с капюшоном, сапоги-пимы из камусов. Традиционной обувью считали кожаные туфли (чирки), сапоги (лунтаи) из кожи, унты из меха. В XIX в. среди селькупов широко распространились русская крестьянская одежда и обувь — тулупы, полушубки, меховые рукавицы, рубахи-косоворотки, валенки, сапоги-бродни, рубахи и штаны, сарафаны, платья, юбки, кафтаны, зипуны. Головными уборами служили картузы и шапки-ушанки, у женщин — платки.

Шаманская головная повязка  Шаманская головная повязка

  Селькупы делились на три экзогамные группы, или класса: лимбы-чуп — «орлиный человек», казель-чуп — «кедровка человек», сэнгыл-чуп — «тетеревиный человек». Названия родов тоже были связаны со зверями и птицами. Основной экономической единицей в XVIII в. была территориально-соседская община, а внутри ее — большая патриархальная семья (отцовская или братская). Был распространен авункулат. Семья коллективно владела угодьями, охотилась, и лишь в конце XIX — начале ХХ в. стали выделяться малые семьи.

  Заключение браков было подчинено правилам экзогамии. Основной формой был брак с уплатой калыма. В конце XIX — начале ХХ в. свадебный обряд селькупов почти не отличался от русского.

Гагара  Гагара, вышитая бисером на костюме шамана, его дух — помощник

  Несмотря на христианизацию в XVII—XVIII вв., еще долго сохранялись анимистические представления, согласно которым мир делился на Верхний, Средний и Нижний миры. С Верхним миром (миром духов) общались через шаманов «темного чума» (камытырыль куп) — «камлающий человек» и «светлого чума» (сюмпыль куп) — «поющий ритуальные песни человек». Имелись разные категории шаманов, например так называемые «медвежьи шаманы», которые использовали в камлании части медвежьей шкуры (костюм, колотушки, обшитые медвежьей шкурой). Шаманы лечили людей, предсказывали результаты промыслов, совершали жертвоприношения духам, особенно перед началом промысла. Шаманский костюм состоял из парки, увешанной железными подвесками и фигурками зверей, птиц, пресмыкающихся, изображавших духов — помощников шамана. Неотъемлемая часть камлания — бубен.

  Фольклор представлен в основном сказками, загадками, поговорками, преданиями, повествующими о войнах с соседями — ненцами и эвенками, а также с татарами. Союзниками селькупов выступают ханты и кеты.

  В музыке два стиля: тазовский и нарымский. Лирические песни — индивидуальное творчество. В них поется о значительных событиях жизни, о родственниках, об удачной охоте и др. Эпические песни различны по содержанию. Это могут быть сказания о герое, героическое повествование, «напев паука-мизгиря, расставляющего сети в поисках жертвы» и др. Песни шаманов различались в соответствии с категориями «избранников духов».

  Звукоподражания (сигнально-натуралистические, речеслоговые и напеваемые) связаны с тотемическими представлениями. Например, весной селькупы встречали лебедей подражательными возгласами, комментируя этот обычай словами: «Наши братья прилетели!»

  Музыкальные инструменты: разнообразные ударные, смычковые, щипковые, духовые, лютни, цитры, арфы; свистки, пищалки из травы или толстого пера птицы, вихревые жужжалки, гуделки, детские погремушки из рыбьего пузыря и др., но главным остается шаманский бубен.

  Характерные черты инструментальной музыки во многом определяются культурными связями с соседями: восточными хантами, южносибирскими тюрками, северными и западными эвенками и живущими по соседству кетами.

Деревянная колотушка для бубна  Деревянная колотушка для бубна, обшитая оленьим мехом. На тыльной стороне — изображение ящерицы, символизирующей духа — помощника шамана

  В поисках работы и жилья из разоренных нефтедобычей мест селькупы переселяются в районные центры и крупные поселки. Миграция населения и утрата национальных традиций связана с потерей традиционного землепользования и владения водоемами. Селькупы занимаются скотоводством (северные — оленеводством), рыболовством и охотой.

  В 1998 г. в Ямало-Ненецком АО разработана и заложена в окружной бюджет программа «Сохранение этноса селькупов и обеспечение трудозанятости коренных малочисленных народов Севера Красноселькупского района на 1999—2003 гг.».

  Только в Каргасокском, Колпашевском, Верхнекетском и Парабельском районах Томской области есть педагоги, знающие селькупский язык. Родители, к сожалению, не учат детей родному языку. В Томском государственном педагогическом университете обучаются студенты-селькупы, там же изучают родной язык. В некоторых школах и школах-интернатах Ямало-Ненецкого автономного округа, в Салехардском педагогическом колледже проходят уроки на селькупском языке, но словарей и учебников не хватает.

  В Красноселькупском районе Ямало-Ненецкого автономного округа выходит газета «Красный Север». В Томской области создана ассоциация коренных малочисленных народов Севера «Колта-Куп».

статья из энциклопедии "Арктика - мой дом"

   
 

Мудрый лис

  КНИГИ О СЕЛЬКУПАХ
  Гемуев И.Н., Сагалаев А.М., Соловьев А.И. Легенды и были таежного края. Новосибирск, 1989.
  Гемуев И.Н. Семья у селькупов (XIX – начало ХХ в.). Новосибирск, 1984.
  Пелих Г.И. Происхождение селькупов. Томск, 1972.
  Пелих Г.И Селькупы XVII века: Очерки социально-экономической истории. Новосибирск, 1981.
  Симченко Ю.Б. Тайга селькупская. М., 1995.
  Селькупская мифология. Томск, 1998.
  Шаргородский Л.Т. Современные этнические процессы у селькупов. М., 1994.

  СКАЗКИ
  Хозяйка огня

Читайте также: КОМИ-ЗЫРЯНЕ  АЛЕУТЫ  ЭВЕНЫ 

0.0159 s