КОМИ-ЗЫРЯНЕ

 

Коми-Зыряне

  Численность – 344 519 человек (на 2001 г.).
  Язык – финно-угорская группа уральско-юкагирской семьи языков.
  Расселение – в основном Республика Коми.

  Самоназвание коми, возможно, восходит к общепермскому комö — «человек», «мужчина» или мансийскому кум (хум) — «человек», «родственник». Ранее были известны как «зыряне»; в русских летописях Х—ХV вв. именовались «пермью».

  Выделяются десять диалектов коми-зырянского языка: нижневычегодский, присыктывкарский, верхневычегодский, среднесысольский, верхнесысольский, лузско-летский, вымский, удорский, ижемский и печорский. Литературный язык сложился в советское время на основе присыктывкарского диалекта. В 1989 г. 70,4 % коми-зырян родным считали язык своей национальности, 29,5 % — русский, которым кроме того свободно владеют 62,2 %.

  Предки коми — племена, обитавшие в бассейнах рр. Вычегды и Выми, были известны новгородцам с конца ХI — начала ХII в. В ХIII в. вычегодские земли числились в составе новгородских волостей, а в начале ХIV в. эти земли под названием Пермь Вычегодская попали в сферу влияния московских князей. После присоединения Новгорода к Москве (1478) Вычегодские и Вымские земли были окончательно включены в московские владения.

  Во второй половине ХIV в. среди зырян жил со своей миссией св. Стефан Пермский, уроженец Устюга. Он изобрел азбуку и перевел на пермский язык богослужебные книги, способствовал распространению христианства и стал первым епископом учрежденной Московской митрополией Пермской епархии, которая со временем приобрела большое политическое значение.

  Заселив в ХVI—ХVII вв. территории на Верхней Вычегде, коми продвинулись на восток, а позднее, в ХVIII—ХIХ вв., расселились по Печоре и Ижме. В ХVII в. значительные группы ижемцев переселились в тундровые области, в ХVII—ХIХ вв. — на Урал и в Сибирь, в последней четверти ХIХ в. — на Кольский п-ов. Контакты коми с коми-пермяками, ближайшими родственниками по происхождению (до середины второго тысячелетия н.э. они имели один язык), саамами, хантами, манси, ненцами, русскими способствовали формированию в ХVIII в. этнографических групп: удорцев (удораса) в верхнем течении Мезени и Вашки, вымичей (емватас) в бассейне р. Выми, пермяков в верхнем течении Лузы, сысоличей (сыктылса) в бассейне Сысолы, вишерцев (висерса) в бассейне Вишеры, печорцев (печераса) на Верхней Печоре, ижемцев (изватас) на Ижме. В жилище, одежде, обрядах и фольклоре коми прослеживались заимствования у русских. Отдельные группы, живущие на рр. Яренге и Выледи, слились с русскими. Давними являлись контакты с ненцами. У них ижемцы переняли оленеводство и связанные с ним предметы материальной культуры.

Перед кочевкой  Перед кочевкой. Ямал

  Древнейшими занятиями коми были охота и рыболовство. С ХVIII в. развивались земледелие и скотоводство. Из земледельческих орудий пользовались двухлемешной сохой, вязанной из прутьев бороной-суховаткой с деревянными зубьями и деревянной рамочной — с железными. Зерновые культуры и травы убирали серпом и косой-горбушей. Молотили цепами, в северных районах — деревянной колотушкой. Перед обмолотом зерно сушили в овинах и ригах. Мололи преимущественно на водяных мельницах или ручными жерновами. Сеяли в основном ячмень, рожь, лен, коноплю, сажали репу, лук, редьку, а с середины ХIХ в. — картофель. Животноводство имело подсобное значение. Разводили коров, лошадей, овец местных пород. Скот выпасали без пастухов. Свиней и птиц держали мало. Ижемцы занимались оленеводством.

  В лесных, слабо населенных районах, в верховьях Печоры, Вычегды, на Выми и Мезени первостепенное значение имела сезонная охота. Осеннюю (сентябрь—ноябрь) называли охотой по путику. Путик, или туй, — тропа, вдоль которой расставляли плашки (нальк), слопцы (чöс), кляпцы (кляпча), кулемки (пыльöм) и другие ловушки. Распознавали путики по зарубкам на деревьях, знакам собственности (пасы). В это время добывали боровую дичь. В январе—апреле на промысел белки уходили далеко от дома, жили во временных домах. Расстояние между двумя избушками составляло от 5 до 12 верст (1 верста = 1,06 км). Жители припечорских районов измеряли свой путь плесами (пространство реки между двумя излучинами). Передвигались на лыжах, обтянутых камусом оленя, и лыжах-голицах.

  Рыбу били трехзубой острогой, ловили вершами — ловушками, сплетенными из ниток и натянутыми на остов из прутьев. Известна верша в виде удлиненной конусообразной корзины (гымга, по-русски — морда) из сосновых лучинок или ивовых прутьев, скрепленных обручами из ветвей или корней. В середину вплетали раструб (детыш) с небольшим отверстием. Вершину гымги запирали берестяной или плетеной крышкой.

  Обилие рек, озер, лесов обусловило преимущественное развитие водных путей сообщения. Старинную лодку (пыж) длиной от 3 до 5—6 м выдалбливали из осины. К бортам иногда пришивали по одной-две доски (лодка с надшивкой). Долбленую лодку, меньшую по размеру, называли веткой. Пользовались также лодками, сшитыми из еловых досок (дощаником, шитиком) с плоским или острым дном (килевкой), грузовой лодкой (каюком). Длина среднего дощаника с плоским дном 4 м. Дощаники с килевым дном были довольно крупных размеров и отличались большой устойчивостью. По Печоре, Ижме и Вычегде переправлялись на больших лодках (шитиках) и пароме (карбасе), а груз перевозили на плотах (пур). По трактовым дорогам, которые начали прокладывать лишь в ХIХ в., ездили на телегах: одноколках и тарантасах, санях, на севере — оленьих нартах. Летом грузы перевозили также на волокушах.

  Экономические связи с Устюгом поддерживали «торговые люди» из среды коми. В ХVII в. на Нижней Выми возник солеваренный промысел. Во второй половине ХVIII в. заработали два чугунолитейных завода и один железоделательный. Трудились на них крепостные из центральных губерний России; местных жителей привлекали лишь на подсобные работы. С конца ХIХ в. в крае начали осваивать лесные богатства. Заметную роль в хозяйстве играли отхожие промыслы — лесозаготовка и сплав леса. Многие из местных коми уходили на зиму на уральские заводы или в извоз по доставке руд, чугунных изделий и т.д. В Сибири отходники работали портными, валяльщиками и печниками. С развитием оленеводства у ижемцев появились мануфактуры по выработке замши.

Сооружение кораля для отлова оленей  Сооружение кораля для отлова оленей

  Основные типы традиционных поселений — села (погосты), вокруг которых группировались деревни (сикт). В более северных и позднее заселенных районах существовал линейный (вытянутый в линию) тип расселения. Большинство селений располагалось на мысах рек. По характеру планировки их можно подразделить на беспорядочные (кучевые и разбросанные), рядовые (однорядные и многорядные), уличные и квартальные и селения смешанной планировки. Преобладал рядовой тип застройки: большинство изб было обращено фасадом на юг или юго-запад. Их ставили без фундамента, на земле. Сруб делали высоким (19—20 венцов), на высоком подполье. Дом (коромина) строили под общей крышей с двухэтажным двором и взвозом. Крышу крыли тесом, реже — дранкой. Выделяются два типа жилища. Дома первого типа состояли из летней и зимней избы и сеней посередине. Их строили параллельно улице. Печь в избе клали в дальнем от входа углу, ее устье было обращено к входу. Жилища второго типа состояли из двух изб, построенных перпендикулярно улице. Печь находилась в одном из углов около двери, а устье обращено к окнам передней стены, выходящей на улицу. Сзади к дому примыкали сени, по другую сторону которых находился двухэтажный двор под одной крышей с избой. Вход в подполье иногда оформляли в виде пристройки с дверью рядом с устьем печи. Ее верхний настил, как и напечье, служил местом для сна.

  В селах по рр. Выми и Вашке встречались старые постройки, в которых под одной крышей было более двух жилых изб, принадлежавших родственникам. На р. Ижме, в среднем течении Печоры у ижемцев сохранялись большие двухэтажные дома (на верхнем этаже — спальня и чистая комната — горница, на нижнем — кухня). Жилое помещение в них отделено от двухэтажного двора сенями.

  Основным элементом традиционного женского костюма была рубаха (дöрöм) длиной до колен. Верхнюю ее часть (сос) шили из холста лучшего качества, нижнюю (мыг) — из более грубого (с конца ХIХ — начала ХХ в. — из пестряди или фабричных тканей). В начале ХХ в. зажиточные зырянки и ижемки часто носили по две рубахи — нижнюю, длинную, и верхнюю, доходящую до талии. Поверх рубахи женщины и девушки надевали сарафан (сарапан) различного покроя. Наиболее старинный — косоклинный. Его еще называли шушуном, китайкой, клинником, штофником, дубасом, пестрядинником. Позднее сарафаны шили из крашеного холста, набойки (пестрокрашенной ткани), домотканой пестряди, сатина, шелка. Они были прямого покроя, на лямках и с лифом или корсажем. В первой половине ХХ в. начали носить юбки и кофты. Кофты шили на кокетке, со стоячим воротником; юбки — прямые или с клиньями, с нашитыми по подолу полосами из ткани другого цвета. Поверх сарафана или юбки женщины надевали запон — передник без нагрудничка (будничные запоны — из пестряди, праздничные — из хлопчатобумажной белой ткани с вышивкой и кружевами). Одежду подпоясывали различными поясами. Праздничная одежда зажиточных женщин — парчовая безрукавка — коротенька, бросток. Верхняя женская одежда по крою и материалу похожа на мужскую. Для работ на открытом воздухе надевали сукман прямого или приталенного покроя. Носили женщины и холщовый кафтан — шабур. Шубы (пась) шили из дубленых овчин. В сильные морозы поверх шубы надевали зипун и подпоясывали кушаком. Богатые ижемки имели шубы из цветного бархата или атласа на беличьем или лисьем меху, с меховой опушкой.

  Женские головные уборы отличались большим разнообразием: мягкие, типа чепцов, и на твердой основе. Почти все девичьи уборы представляли собой обруч или твердый околыш, облегающий голову, или полоску ткани в виде ленты, повязываемую вокруг головы. Женщины разных возрастов повязывали платок.

Установка капкана на песца  Установка капкана на песца

  Основой традиционного мужского костюма были рубаха-косоворотка, подпоясанная тканым или кожаным поясом, и штаны, заправленные в сапоги; поверх рубахи — пиджак. Промысловая одежда — безрукавка охотников и лесорубов (лаз, лузан) и охотничья самодельная обувь (кым) с загнутыми кверху носами и цельной подошвой. Лаз делали из грубого толстого холста или прямоугольного куска домотканого сукна, серого в белую полоску, края обшивали кожей, на плечи пришивали треугольные куски ткани. На талии безрукавку укрепляли пришитым к ней поясом с пряжкой. На Печоре лаз часто делали с капюшоном. Во время осенних и зимних промыслов носили кафтан из домотканого белого или серого сукна (дукöс) длиной до колен. Мужчины и женщины-оленеводы надевали малицу (малича) из оленьего меха, заимствованную у ненцев, с маличной рубашкой из разноцветной хлопчатобумажной ткани (малича кышан). Праздничную рубашку шили из более дорогой ткани. Осенние суконные малицы по крою аналогичны меховым. В морозы поверх малицы надевали совик. Наиболее распространенной обувью в прошлом были кожаные туфли. Зимой носили ишим, или валеги, состоявшие из валяных головок с пришитыми к ним суконными голенищами, или обычные валенки-катанки. В южных районах для работы в лесу или в поле служили лапти из березового лыка, в северных — обувь из оленьего меха (кыс, туфли, пими, тобоки). Ее шили оленьими сухожилиями. И мужчины и женщины носили длинные шерстяные чулки, связанные на спицах, с узорами из разноцветной шерсти (сера чувки). Раньше такие чулки были обязательной частью приданого. Невеста дарила их жениху на свадьбе. Носили и чулки без пятки, сшитые из сукна или холста.

  Женщины вязали на спицах разноцветные чулки, перчатки, варежки и шарфы из овечьей шерсти. Скатерти, полотенца, женские рубахи украшали ткаными геометрическими узорами. В росписи прялок, шкафов для посуды, дверей, дуг саней наряду с геометрическим был распространен растительный орнамент, а также изображения человека, зверей и птиц. У ижемцев известны деревянные шкатулки с выемчатой резьбой, меховые орнаментированные одежда, обувь, мешки для перевоза грузов, отделанные кусочками оленьего меха и сукна, по технике шитья и орнаменту близкие ненецким.

Ловля песца с помощью капкана  Ловля песца с помощью капкана

  В северных оленеводческих и охотничьих районах повседневной пищей была оленина. В южных, земледельческих районах говядину, баранину, свинину или мясо домашних птиц готовили в основном по праздникам. Употребляли также дичь: рябчиков, глухарей, гусей, уток. Осенью мясо и дичь заготавливали впрок. Большое место в питании занимала рыба, особенно в селениях по берегам рек и озер. Ели рыбу в соленом, мороженом, вяленом, вареном, жареном виде, запекали в хлебе, на промысле — сырой, слегка подсоленной. Особой популярностью пользовалась кисло-соленая рыба печорского засола, которая при длительном хранении образовывала студенистую кислую массу. Ее ели ложками или наливали в чашки и макали в нее хлеб.

  В районах развитого скотоводства — по берегам Печоры, Ижмы, Сысолы, Вычегды — использовали коровье и козье молоко, в тундре — оленье. Молоко чаше сквашивали и подавали как третье блюдо или как приправу. Делали творог (рысь), сметану (нöк), сыр (в виде соленых подсушенных колобков), масло (вый), которое обычно перетапливали. В южных районах делали льняное и конопляное масло.

  Овощи ели чаще сырыми. Репу и брюкву парили в печи и подавали к столу как третье блюдо. Капусту ели в свежем виде и засаливали впрок, причем солили чаще вареной. Соленую капусту подавали по праздникам в качестве закуски, а также к чаю.

  Грибы варили и жарили, на зиму сушили и засаливали. Собирали щавель, борщевик, молодой полевой хвощ, дикую морковь. Весной ели в сыром виде молодые побеги ели. Кору пихты размачивали в молоке и пекли из нее лепешки. Бруснику, клюкву, голубику, чернику, морошку, землянику, красную и черную смородину, малину, рябину, черемуху ели в свежем виде с хлебом и молоком, пекли с ними пироги, варили кисели. Ягоды также сушили, замораживали, мочили. Чернику использовали в качестве лечебного средства.

  Основной пищей был ржаной и ячменный хлеб (нянь) из кислого теста. В него нередко добавляли картофель, борщевик, листья и кору рябины. В праздники пекли пироги с ягодной, грибной, овощной (репа, капуста, редька), рыбной начинкой, блины, чаще из ячменной муки, реже картофельные или гороховые, сочни и шаньги (лепешки с начинкой), пельмени с начинкой из мяса, иногда капусты. Черинянь — пирог с завернутой в него рыбой — обязательно подавали на свадьбах и поминках. Каша (рок), чаще из ячневой и овсяной круп, иногда из ржаных отрубей — традиционное блюдо. Впрок заготавливали так называемую сухую кашу — в виде колобков из ячменной крупы, замешанной на простокваше. На промысле охотники варили из них густую похлебку. Готовили различные супы: из свежей и квашеной капусты, свежей и сушеной рыбы, грибов, в праздничные дни — суп с мясом или дичью. Делали похлебки из кваса с редькой и вареной картошкой или с квашеной капустой. Пили чай (часто с листьями брусники, цветами черемухи, березовым грибом и др.), квас, брагу, березовый сок. Любимый напиток ижемцев — крепкий чай с молоком и сахаром.

Оленеводы Байдарацкой тундры
Оленеводы Байдарацкой тундры

  С конца ХIХ в. преобладали малые семьи, как правило, из пяти-шести человек, но были и большие неразделенные — из 30—40 и даже 50 человек. Главой большой семьи чаще всего являлся старик-отец, хотя иногда хозяйственной жизнью руководил его старший сын. Старшая в семье женщина (жена главы семьи) ведала домашними работами. В связи с частыми отлучками мужчин из дому на отхожие промыслы на женщинах нередко лежали также все сельскохозяйственные работы. Вместе с мужьями они нередко ловили рыбу и охотились. Поэтому женщина пользовалась уважением в семье, во многих семейных делах имела решающее слово. Вместе с тем она не принимала участия в общественной жизни села, не имела права голоса на сходах.

  Родственные семьи обычно жили одним поселением или занимали часть села. Группу родственных семей (котыр) называли именем ее родоначальника. Они совместно владели лесными расчистками, охотничьими угодьями, имели свои сходы, главу, оказывали друг другу помощь, участвовали в семейных торжествах. Браки между ними, как правило, не заключались. Умерших хоронили на кладбище рядом. В определенные дни на их могилах устраивали поминальные трапезы.

  В брак вступали в 20—25 лет. Существовало две формы заключения брака: по сватовству и умыканием. Похищение происходило с согласия невесты и было характерно главным образом для малообеспеченных крестьян. Молодежь знакомилась чаще всего на посиделках и игрищах. Свадьбы справляли зимой — от Крещения до Масленицы или весной, до начала полевых работ. Приданое состояло из одежды, тканей, включало также скот, иногда — часть пашни. Свадебные обряды коми во многом близки к русским.

  Много обрядов было связано с рождением ребенка. Их цель — облегчить роды, уберечь ребенка и мать от болезней и сглаза. Большое значение придавали молитвам и заговорам, которые знала обычно опытная повитуха, помогающая при родах. В случае трудных родов развязывали узлы на одежде роженицы, расплетали ей косу, расстегивали ворот рубахи, зажигали венчальные свечи. Иногда роженицу трижды обводили вокруг стола, творя при этом заговор. В случае тяжелого заболевания ребенка прибегали к его мнимой продаже: родители, выйдя на улицу, «продавали» его первому встречному за мелкую монету. А тот возвращал им ребенка как нового, чужого.

  Для похоронных и поминальных обрядов характерны обычаи выносить покойника через заднее крыльцо, выкупать могилу, опускать в нее бытовые предметы, вешать в красном углу полотенце, в котором по поверью находится душа умершего в течение сорока дней после смерти, и др. После выноса покойника помещение обязательно мыли. Умерших и зимой и летом отвозили на кладбище на санях, которые оставляли на могиле. На 9, 20, 40-й день, через полгода и год после смерти совершали поминки по умершему. Общие поминки по умершим предкам устраивали в субботу перед Троицей, в Петров день, накануне Покрова и осенней Казанской богоматери.

Игольница  Игольница

  Народные верования были связаны с поклонением силам природы, священным деревьям, зверям и птицам. Ольха почиталась как дерево жизни: верили, что в нее переселялись души умерших. Под священными деревьями совершали религиозные обряды, вешали на них кусочки меха и другие приношения. Медвежьи клыки и когти носили как обереги, хранили около божницы. Из птиц наиболее почитаемой была утка. Ее грудную кость тоже хранили около божницы, а резное изображение прикрепляли как оберег на крышу дома. Челюсть щуки клали на косяк входной двери. Считали, что она оберегает женщину во время родов. Был распространен культ предков. Древние верования сочетались с христианскими.

  Устное народное творчество представлено сказками, легендами, эпическими сказаниями, песнями, частушками, загадками, пословицами и поговорками. Герои волшебных сказок — колдуны, знахари, лешие, водяной, домовой — обитающий в подполье маленький старик с длинной бородой, медведь, который берет в жены девушку.

  Богато песенное творчество: семейно-бытовые, свадебные, лирические, трудовые, солдатские, рекрутские песни, русские хороводные и игровые песни, городские романсы, частушки.

  Наиболее распространенные народные инструменты — баян и гармонь. В прошлом в селениях по Вычегде и Выми бытовал смычковый инструмент, напоминающий скрипку (сигудöк).

  Музыкальная культура представлена архаическими вокальными жанрами (заклички животных), песнями-заклинаниями, сопровождающими обряды изгнания «Репейника-татарина» с хлебного поля или «Клопа Хлопотовича» из избы, бытовыми (по самым разным поводам) причитаниями, земледельческими и охотничье-оленеводческими трудовыми импровизациями, масленичными, весенними обрядовыми (при встречах и проводах весны), жатвенными песнями, музыкальными формами эпоса (лироэпические импровизации, богатырский эпос, песни и баллады былинного типа), а также свадебными причитаниями и песнями, похоронными и поминальными причитаниями, рекрутскими песнями, рождественскими (святочными) и троицкими игровыми, круговыми и плясовыми песнями, качельными песнями, исполняемыми на Пасху.

  Сейчас помимо традиционных занятий народ коми занимается лесозаготовками.

  Национальные кадры готовят Сыктывкарский государственный университет, Коми государственный педагогический институт, Сыктывкарский лесной институт, Ухтинский технический университет. В школах преподают родной язык. В конце 1990-х гг. издано много учебников, учебно-методической и художественной литературы на языке коми.

  В Республике Коми работают Академический театр драмы им. В. Савина, Театр оперы и балета, фольклорный театр и др. Выступают ансамбли «Асья кыа», «Сигудöк», «Зарни ёль».

  Огромный труд и ответственность за сохранение и возрождение национальной культуры взяла на себя интеллигенция — писатели А. Ванеев, И. Торопов, Е. Козлова, Г. Юшков, поэт В. Тимин, народная артистка СССР Г. Сидорова, этнолог В. Налимов, социологи К. Жаков, П. Сорокин и др.

  На языке коми выходят газеты «Коми му», «Эскöм», «Йöлöга», а также журналы «Войвыв кодзув», «Би кинь», «Арт». Многие программы национального телерадиовещания посвящены традициям, обычаям, культуре народа. В защиту национальных культур, обычаев и языка граждан всех национальностей, проживающих в республике, выступают Исполком Съезда коми народа, Ассоциация «Изьватас», общественная организация «Коми котыр», а также Ассоциация коми-зырян Ханты-Мансийского автономного округа.

статья из энциклопедии "Арктика - мой дом"

   
 

Мудрый лис

  КНИГИ О КОМИ-ЗЫРЯНАХ
  Грибова Л.С. Декоративно-прикладное искусство народов коми. М., 1980.
  Жеребцов Л.Н. Хозяйство, культура и быт удорских коми в XVIII – нач. XX в. М., 1972.
  Жеребцов Л.Н. Этнические и культурно-исторические связи коми с финно-уграми и самодийцами. Сыктывкар, 1974.
  Конаков Н.Д. Коми – охотники и рыболовы во второй пол. XIX – нач. XX в. М., 1988.
  Осипов А.Г. Песни народа коми. Сыктывкар, 1964.
  Чисталев П.И. Коми народная музыка //Муз. наследие финно-угор. народов. Таллин, 1977.

Читайте также: КОРЯКИ  ТОФАЛАРЫ  СЕЛЬКУПЫ 

0.0359 s