ДОЛГАНЫ

 

Долганы

  Численность – 6945 человек (на 2001 г.).
  Язык – тюркская группа алтайской семьи языков.
  Расселение – Таймырский (Долгано-Ненецкий) автономный округ, Республика Саха (Якутия), Красноярский край.

  Кроме этнонима — haka распространены также региональные самоназвания — дулгаан, тыа kuhuтэ, тыалар.

  Долганы различаются по говорам: западные, восточные и попигайско-анабарские; в 1989 г. родным языком владели свыше 83 % долган.

  Долганская письменность на основе русского алфавита была официально принята в конце 1970-х гг., первая книга вышла в свет в 1973 г., первый долганский букварь — в 1981 г.

  Долганы сформировались как этнос сравнительно недавно, в XVII—XIX вв., путем смешения и слияния групп других народов — эвенков (тунгусов), якутов, энцев (самодийцев) и русских (так называемых затундренных крестьян), а также усвоения отдельных элементов культуры соседей — эвенов, нганасан. В XVII в. тунгусские роды с названием Долган были известны в районах Анадыря, Гижиги, на Камчатке, Охотском побережье; роды Эджен (Эдян) — в бассейне р. Алдана, в районе Аяна на Охотском побережье и т.д. В конце ХVII в. в бассейне р. Хатанги и на р. Хете появляются первые якуты-переселенцы, которые позднее образовали здесь Нижне-Затундринскую якутскую волость. Еще раньше, с первой половины ХVII в., по рр. Пясине, Дудыпте, Боганиде, Хете, Хатанге селились русские «промышленные» люди (занимающиеся промыслом), положившие начало старожильческому русскому населению, известному в дальнейшем под названием затундренных крестьян. Эвенкийские роды, ставшие впоследствии ядром долган, в ХVII—XVIII вв. контактировали с якутами-переселенцами и, приняв их язык, вместе с ними мигрировали (перемещались) по общей территории. В течение ХVIII в. группы долган переселились на северо-запад, на рр. Попигай и Хатангу, Донгот и Эджен — в район Норильских озер, Карынтуо — в бассейн Боганиды. Оставшиеся на р. Лене вошли в местные якутские наслеги отдельными родами.

Долганы  В ХIХ в. на Таймыре активно протекал процесс взаимного сближения различных групп населения. Якутский язык становился господствующим для тунгусских родов и большей части затундренных крестьян. Межнациональные браки все более стирали различия между ними. Накануне Октябрьской революции образовалось несколько родов, возглавляемых родовыми старостами: долгано-енисейский (собственно Долган), жиганско-тунгусский (Эджен), долгано-тунгусский (Долгот) и боганидско-тунгусский (Карынтуо).

  Хозяйство и культура отражают сложное происхождение народа. Его традиционные занятия — оленеводство и охота, а в отдельных районах — рыболовство. Долганы вели кочевой образ жизни, не выходя за пределы лесотундры. Зимой норильские и попигайские долганы жили обособленно друг от друга, иные группы — совместно, по пять-шесть хозяйств, некоторые — оседло в постоянных избах. С наступлением весны образовывали кочевые группы из нескольких семей, владевших угодьями. Оленей охраняли круглосуточно караульные от каждого хозяйства. Осенью группы распадались, семья самостоятельно подготавливала к зиме песцовые ловушки-пасти и охотилась на диких оленей.

Оленеводство
Оленеводство

  Оленеводство сочетало в себе традиции тунгусского верхового и приемы санного оленеводства, заимствованные у самодийцев (ненцев). Летом оленей использовали под седло и вьюк, а зимой — в упряжке. Нарты в основном были косокопыльными, сходными с ненецкими и нганасанскими, но встречались и якутского типа, с низкими прямо поставленными копыльями. Передового оленя запрягали и управляли им вожжой справа, тогда как у ненцев, энцев и нганасан — слева. Как эвенки, долганы доили оленей и, как ненцы и нганасаны, использовали пастушескую собаку. Седла и способ езды верхом были тунгусского типа. Охотились на песцов, гусей, уток, куропаток. По преданиям, на диких оленей охотились с луком и стрелами, расставляли самострелы (большой лук, настороженный на звериной тропе). С конца XIX в. начали пользоваться огнестрельным оружием, часто с отравленными пулями. Яд извлекали из прогорклого жира дикого оленя. Большое значение имели осенние коллективные поколки оленя при переправах через реки (животных закалывали в воде копьями). Летом и осенью их выслеживали с помощью охотничьей собаки. Осенью, в период гона диких оленей, использовали прирученного оленя-манщика, которого подпускали к диким. Зимой охотились на оленей гоньбой: запрягали в легкие нарты четырех оленей и часами гонялись за выслеженным стадом. Подкрадываясь к стаду диких животных, охотники маскировались щитком, поставленным на полозья, передвигались на широких лыжах тунгусского типа (как у эвенков). Для водоплавающей дичи расставляли сети, силки, капканы, для песца — ловушки-пасти: зверь хватал приманку, вытягивал наживную палочку и ронял на себя бревно гнетка. Охота на песца имела главным образом товарное значение.

  При подледном лове применяли ставные сети-пущальни из ниток или конского волоса. Сети привязывали к жердям и пускали по течению. При ловле рыбы пущальнями, как неводами на горных речках, тягловой силой служили верховые олени. Крючки на щуку, хариуса, кунжу изготовляли кустарным способом из гвоздей. Лодки небольшого размера покупали у русских и якутов.

Балаган  Балаган. Жилище якутского типа, каркасное, из столбов и бревен. В основании — трехвенцовый сруб

  Традиционное кочевое жилище — конический чум тунгусского типа (как у эвенков), летом — укрытый покрышками из ровдуги (грубо выделанная оленья или лосиная замша), а зимой — оленьими шкурами. В старину устанавливали голомо и балаганы якутского типа (каркасные жилища из наклонных столбов, плах, досок, обложенные дерном), без окон и нар. С приходом русских начали жить в балках (нартяных чумах), домиках на полозьях. Балок — прямоугольный каркас, снаружи обтянутый оленьими шкурами, а изнутри — ситцем. Его устанавливают на больших санях, перевозят упряжкой из пяти — семи оленей. Окна в нем застеклены, есть железная печь, нары, стол, иногда стулья. Балком пользуются до сих пор, он удобен при перекочевках. Из хозяйственных построек сооружали лабазы-помосты и амбары на высоких столбах.

Суконный кафтан
Суконный кафтан (вид спереди и сзади)

  Мужская и женская одежда различалась. Верхнюю одежду шили из покупных тканей. Мужчины носили рубашки и штаны, женщины — платья, поверх которых надевали закрытые фартуки и пояса, расшитые бисером (мелкими стеклянными или фарфоровыми цветными бусинками); нижнего белья не было. Мужчины и женщины летом и зимой носили суконные кафтаны (сонтап), зимой — песцовые и заячьи шубы. Оленьи распашные (с разрезом спереди) парки похожи на эвенские, хотя полы у них сходятся. Носили парки с нагрудниками, похожими на эвенкийские. Характерная особенность мужской и женской одежды — несколько удлиненный сзади подол. Шапки (бэргесэ) имели форму капора с верхом из сукна или лисьих камусов (шкура с ноги), расшитых бисером и цветными полосками ткани.

Праздничная обувь  Праздничная обувь

  Зимнюю обувь длиной до колен и выше изготавливали из оленьих камусов, расшивали бисером, летнюю шили из ровдуги. Праздничную одежду и обувь богато украшали бисером, аппликациями из цветных полосок ткани, вышивали подшейным волосом оленя по ровдуге, окрашенной в красный цвет отваром ольховой коры или охрой, а в черный — графитом. В прошлом на лямках и поясах оленьей упряжки встречались вышивки нитками из сухожилий. Мужским ремеслом была резьба по мамонтовой кости, для нее характерны резные нащечные пластины оленьего недоуздка, инкрустация черенков ножей оловом с оригинальным геометрическим орнаментом.

  Ели в основном вареные и вяленые мясо и рыбу. Из мороженой рыбы делали строганину. Использовали в пищу коренья, ягоды, пекли лепешки, оладьи.

  Счет родства у долган велся по мужской линии. Терминология была якутской. Родовая организация распалась к ХIХ в., но сохранились коллективные формы охоты на диких оленей и птиц, рыбной ловли и т.д. Добытых оленей и выловленную рыбу делили между родственниками и соседями, товарная пушнина оставалась собственностью охотника. Богатые хозяева — владельцы больших стад оленей в работниках использовали своих бедных родственников. Во второй половине ХIХ в. в среде долган появились посредники для взаимодействия с русским и якутским купечеством, эксплуатировавшие своих сородичей.

Шаманизм  Шаман с бубном

  У долган сохранялись анимистические воззрения. Божества и духов они делили на три категории: невидимые существа, способные вселяться в любой объект (иччи); духи, доброжелательные к людям (айыы); духи, недоброжелательные к людям, обитающие в подземном мире (абаасы). У шаманов (ойун) костюм и бубен были якутского типа. Как и у соседних самодийских народов, долганские шаманы различались по уровню владения магическим мастерством: «певцы-врачеватели» (ырыахыт), не имевшие костюма с погремушками и бубна; «шаман, обращающийся за помощью к духам Нижнего мира» (муолин ойун); «шаман, имеющий удила» (уостуган ойун), т.е. обладающий комплектом ритуальных атрибутов. Как у эвенков и якутов, шаманы долган могли быть «мелкими, слабыми» (ылгын), «средними» (орто) и «великими» (атыыр) избранниками духов. Народ почитал семейных и охотничьих покровителей (сайтаанов). Ими могли быть различные предметы (причудливой формы камень, рога оленя и т.д.), в которые шаман вселил духа — иччи. Наряду с этим существовала культовая деревянная скульптура.

  Покойников хоронили в земле. Восточные долганы делали над могилой сруб, украшали его затейливыми узорами, у могилы убивали оленя, а одежду и личные вещи покойника оставляли тут же, на земле, или вешали на дерево. Западные (норильские) — сруба не делали, но на земляной холмик сваливали дерево.

  В долганском фольклоре самобытные черты соединены с элементами якутского фольклора олонхо (по характеру исполнения он — зародыш народной оперы), эвенкийских сказаний, русских сказок и т.п. В самобытных фольклорных жанрах отражены реальная природа Севера, кочевой быт. В заимствованных сюжетах описаны оседлая жизнь, иная природа, социальные отношения, не свойственные Северу. Выделяют следующие жанры фольклора: загадки, песни, сказки, предания, рассказы-были. Сказки о животных, волшебные и бытовые — наиболее распространенный в наши дни жанр. Предания и рассказы-были отражают старинные родовые, межплеменные и внутрисемейные отношения. Короткие лирические, любовные и длинные песни импровизируют «песенные люди». Загадки широко бытуют у детей и взрослых. Пословицы и поговорки в основном заимствованы у якутов.

  Музыка в жанровом и стилистическом отношении представляет собой вариант культуры северных якутов и имеет родственные связи с музыкой эвенков, эвенов, нганасан, энцев, ненцев и северосибирских русских старожилов. Из жанров выделяют эпическую, обрядовую, инструментальную и фоносигнальную музыку, а также песни. Они всегда связаны с персональной певческой традицией, характерной для тунгусских и самодийских этносов. Песни-обращения юношей и девушек имеют важное значение в формировании семейно-брачных отношений в традиционной этнической среде. Пожилые исполняют песни-размышления о прожитой жизни, о человеке, об окружающей природе.

Мужская шапка-капор  Мужская шапка-капор из сукна, расшитая бисером

  Обрядовые жанры можно разделить на общеплеменные и шаманские. К первым относят круговые песни-пляски, ко вторым — ритуалы шамана (или шаманки) с песнопением, звукоподражанием, речитативом, возгласами, игрой на бубне, звуками подвесок-погремушек.

  С начала ХХ в. играют на якутском самозвучащем щипковом варгане — металлической пластинке с вырезанным в ней язычком, к которому крепят веревочку. Распространен также хороводный танец Хэйро, помогающий испросить у духов плодородия, благополучия семье, размножения скота. Мужчины и женщины, взявшись за руки, становятся в круг, двигаясь то в одну, то в другую сторону и припевая в такт ударам ног: «Ехорь-е, ехорь-е, чах, чех, чех, ехэрь-е» или «хэй-нан-хачу, хай-нан-хачу». Непременный атрибут танца — вбитый в землю или лед в центре круга шест (хорей), которым погоняют оленей.

  Музыкальные инструменты отражают особенности хозяйственного уклада, обрядовые традиции и специфику художественного мышления: подвеска-ботало на рогах оленя (каангалда); ботало (колокол) на шее упряжного оленя для отпугивания волка (купулээн); погремушки-бубенчики на праздничной одежде детей (кобо), у женщин и в шаманском одеянии подвески (уостаак кобо), в оленеводстве металлические шары на оленях (каагыр кобо); колокольчики на детской колыбели и одежде (чуораан); звякающие украшения-подвески на одежде (тингкинэс). Особое место занимают шаманские атрибуты: бубен (дингур); подвески-погремушки, символизирующие кости и перья (кыыраан); ремень с тремя колокольчиками, за который шаман держится во время камлания (ситим) — ритуала общения с духами.

Вышмвка
Вышмвка на коже с изображением оленя

  Долганы компактно проживают в поселках Хатангского и Дудинского районов Таймырского автономного округа и в г. Дудинке. По-прежнему занимаются оленеводством, с которым также связано народное художественное творчество и прикладное искусство — резьба по оленьей и мамонтовой кости, обработка одежды и обуви оленьим мехом и бисером, пошив национальной одежды, оформление домашней утвари для кочевой жизни.

  Преподавателей долганского языка готовит педагогическое училище в г. Дудинке. Для начальной школы изданы учебники родного языка. Среди долган Таймырского (Долгано-Ненецкого) автономного округа и Республики Саха (Якутия) есть известные писатели, поэты, журналисты, профессиональные художники, ученые и специалисты в области языкознания, истории, географии, педагогических наук.

  В Республике Саха (Якутия) популярен национальный детский ансамбль «Хейро». Гостелерадиокомпания «Таймыр» готовит передачи на долганском языке, а газета «Таймыр» публикует материалы, посвященные возрождению традиционного уклада жизни, развитию языка и культуры долган.

статья из энциклопедии "Арктика - мой дом"

   
 

Мудрый лис

  КНИГИ О ДОЛГАНАХ
  Грачева Г.Н. Поездка к западным долганам //ПИИЭ. 1979. М., 1983.
  Грачева Г.Н Экспедиция к восточным долганам //ПИИЭ. 1980 – 1981. М., 1984.
  Долгих Б.О. Происхождение долган //СЭС. М., 1963. T. 5.
  Попов А.А. Охота и рыболовство у долган (Памяти В.Г. Богораза). М.; Л., 1937.

  СКАЗКИ
  Старик рыбак и ворон
  Лыбыра
  Полярная сова Лэнгкэй

Читайте также: ЭВЕНКИ  УДЭГЕЙЦЫ  АЛЕУТЫ 

0.0227 s