ЧУКЧИ

 

Чукчи

  Численность – 15 184 человека (на 2001 г.).
  Язык – чукотско-камчатская семья языков.
  Расселение – Республика Саха (Якутия), Чукотский и Корякский автономные округа.

  Название народа, принятое в административных документах XIX—XX вв., происходит от самоназвания тундровых чукчей чаучу, чавчавыт — «богатый оленями». Береговые чукчи называли себя анк’альыт — «морской народ» или рам’аглыт — «прибрежные жители». Выделяя себя из числа других племен, употребляют самоназвание лыо’равэтлян — «настоящие люди». (В конце 1920-х гг. название луораветланы бытовало в качестве официального.)

  В чукотском языке различают восточный, или уэленский (легший в основу литературного языка), западный (певекский), энмыленский, нунлингранский и хатырский диалекты. Письменность с 1931 г. существует на латинской, а с 1936 г. — на русской графической основе.

  Чукчи — древнейшие обитатели континентальных областей крайнего северо-востока Сибири, носители внутриматериковой культуры охотников на диких оленей и рыбаков. Неолитические находки на рр. Экытикывээм и Энмывээм и оз. Эльгытг относятся ко второму тысячелетию до н.э.

Наскальные рисунки древних художников  Наскальные рисунки древних художников у р. Пегтымель

  К первому тысячелетию н.э., имея прирученных оленей и частично перейдя к оседлому образу жизни на морском побережье, чукчи устанавливают контакты с эскимосами. Переход к оседлости наиболее интенсивно происходил в XIV—XVI вв. после проникновения в долины Колымы и Анадыря юкагиров, захвативших места сезонной охоты на диких оленей. Эскимосское население побережий Тихого и Ледовитого океанов континентальные охотники-чукчи частично вытеснили в другие прибрежные районы, частично ассимилировали.

  В XIV—XV вв. в результате проникновения юкагиров в долину Анадыря произошло территориальное отделение чукчей от коряков, связанных с последними общностью происхождения. По роду занятий чукчи подразделялись на «оленных» (кочевых, но продолжающих охотиться), «сидячих» (оседлых, имеющих небольшое количество прирученных оленей, охотников на диких оленей и морских животных) и «пеших» (оседлых охотников на морского зверя и диких оленей, не имеющих оленей).

Наскальные рисунки древних художников  Наскальные рисунки древних художников у р. Пегтымель

  К XIX в. сформировались основные территориальные группы. Среди оленных (тундровых) — индигирско-алазейская, западноколымская и др.; среди морских (береговых) — группы Тихоокеанского, Берингоморского побережий и побережья Ледовитого океана.

  Издавна сложилось два типа хозяйства. Основу одного составляло оленеводство, другого — морской зверобойный промысел. Рыболовство, охота и собирательство носили вспомогательный характер.

  Крупнотабунное пастушеское оленеводство развилось лишь к концу XVIII в. В XIX в. стадо насчитывало, как правило, от 3—5 до 10—12 тыс. голов. Оленеводство тундровой группы имело в основном мясное и транспортное направление. Оленей выпасали без пастушеской собаки, в летнее время — на побережье океана или в горах, а с наступлением осени продвигались в глубь материка к границам леса на зимние пастбища, где по мере надобности совершали перекочевки на 5—10 км.

Стойбище семьи
Стойбище семьи в долине Олоя

  Во второй половине XIX в. хозяйство абсолютного большинства чукчей сохраняло в основном натуральный характер. К концу XIX в. увеличился спрос на продукты оленеводства, особенно у оседлых чукчей и азиатских эскимосов. Расширение торговли с русскими и иностранцами со второй половины XIX в. постепенно разрушало натуральное оленеводческое хозяйство. С конца XIX — начала ХХ в. в чукотском оленеводстве отмечается имущественное расслоение: обедневшие оленеводы становятся батраками, у богатых владельцев растет поголовье, обзаводится оленями и зажиточная часть оседлых чукчей и эскимосов.

  Береговые (оседлые) традиционно занимались морским зверобойным промыслом, достигшим к середине XVIII в. высокого уровня развития. Охота на тюленей, нерп, лахтаков, моржей и китов давала основные продукты питания, прочный материал для изготовления байдар, охотничьих орудий, некоторых видов одежды и обуви, предметов быта, жир для освещения и отопления жилища. На моржей и китов охотились в основном в летне-осенний, на тюленей — в зимне-весенний период. Орудия охоты состояли из разных по размерам и назначению гарпунов, копий, ножей и пр. Китов и моржей добывали коллективно, с байдары, а тюленей — индивидуально. С конца XIX в. на внешнем рынке бурно растет спрос на шкуры морских животных, что в начале ХХ в. приводит к хищническому истреблению китов и моржей и существенно подрывает экономику оседлого населения Чукотки.

Лыжи, подшитые мехом  Лыжи, подшитые мехом, — идеальное средство передвижения

  И оленные и береговые чукчи рыбу ловили сетями, сплетенными из китовых и оленьих сухожилий или из кожаных ремней, а также сачками и удилами, летом — с берега или с байдар, зимой — в проруби.

  Горных баранов, лосей, белых и бурых медведей, росомах, волков, лисиц и песцов вплоть до начала XIX в. добывали луком со стрелами, копьем и ловушками; водоплавающую дичь — с помощью метательного орудия (бола) и дротиков с метательной дощечкой; гаг били палками; на зайцев и куропаток ставили петли-ловушки.

  В XVIII в. каменные топоры, наконечники копий и стрел, костяные ножи были почти полностью заменены на металлические. Со второй половины XIX в. покупали или выменивали ружья, капканы и пасти. В морском зверобойном промысле к началу ХХ в. стали широко применять огнестрельное китобойное оружие и гарпуны с бомбами.

  Женщины и дети собирали и заготавливали съедобные растения, ягоды и коренья, а также семена из мышиных нор. Для выкапывания корней пользовались особым орудием с наконечником из рога оленя, который позже был сменен на железный.

  У кочевых и оседлых чукчей развились кустарные ремесла. Женщины выделывали мех, шили одежду и обувь, плели сумки из волокон кипрея и дикой ржи, делали мозаику из меха и тюленьей кожи, вышивали подшейным волосом оленя, бисером. Мужчины обрабатывали и художественно резали кость и моржовый клык. В XIX в. возникли косторезные объединения, которые продавали свои изделия.

Оленья нарта чукотско-корякского типа
В оленную нарту чукотско-корякского типа запрягают одного-двух оленей

  Основным средством передвижения по санному пути были олени, запряженные в нарты нескольких видов: для перевозки груза, посуды, детей (кибитка), жердей остова яранги. По снегу и льду ходили на лыжах-«ракетках»; по морю — на одноместных и многоместных байдарах и вельботах. Гребли короткими однолопастными веслами. Оленные, в случае необходимости, строили плоты или выходили в море на байдарах зверобоев, а те использовали их ездовых оленей. Способ передвижения на собачьих упряжках, запряженных «веером», чукчи позаимствовали у эскимосов, цугом — у русских. «Веером» обычно запрягали 5—6 собак, цугом — 8—12. Запрягали собак и в оленьи нарты.

  Стойбища кочевых чукчей насчитывали до 10 яранг и были вытянуты с запада на восток. Первой с запада ставили ярангу главы стойбища. Яранга — шатер в виде усеченного конуса высотой в центре от 3,5 до 4,7 м и диаметром от 5,7 до 7—8 м, похожий на корякский. Деревянный остов покрывали шкурами оленей, сшитыми обычно в два полотнища. Края шкур накладывали один на другой и скрепляли пришитыми к ним ремнями. Свободные концы ремней в нижней части привязывали к нартам или тяжелым камням, что обеспечивало покрытию неподвижность. В ярангу входили между двух половин покрытия, откидывая их в стороны. Для зимы шили покрытия из новых шкур, для лета использовали прошлогодние.

У родного очага  У родного очага

  Очаг находился в центре яранги, под дымовым отверстием. Напротив входа, у задней стенки яранги, устанавливали спальное помещение (полог) из шкур в виде параллелепипеда. Форма полога поддерживалась благодаря шестам, пропущенным через множество петель, пришитых к шкурам. Концы шестов опирались на стойки с развилками, а задний шест крепился к каркасу яранги. Средний размер полога — 1,5 м в высоту, 2,5 м в ширину и около 4 м в длину. Пол застилали циновками, поверх них — толстыми шкурами. Постельное изголовье — два продолговатых мешка, набитых обрезками шкур, — находилось у выхода. Зимой, в периоды частых перекочевок, полог делали из самых толстых шкур мехом внутрь. Укрывались одеялом, сшитым из нескольких оленьих шкур. Для изготовления полога требовалось 12—15, для постелей — около 10 больших оленьих шкур. Каждый полог принадлежал одной семье. Иногда в яранге бывало два полога. Каждое утро женщины снимали его, раскладывали на снегу и выбивали колотушками из рога оленя. Изнутри полог освещался и отапливался жирником. За пологом, у задней стенки шатра, хранили вещи; у боковых, с двух сторон от очага, — продукты. Между входом в ярангу и очагом имелось свободное холодное место для различных нужд.

  Для освещения жилищ береговые чукчи применяли китовый и тюлений жир, тундровые — вытопленный из раздробленных оленьих костей жир, горевший без запаха и копоти в каменных лампах-жирниках.

  У приморских чукчей в XVIII—XIX вв. было два типа жилищ: яранга и полуземлянка. Яранги сохраняли конструктивную основу жилища оленных, но каркас сооружали как из дерева, так и из костей кита. Это делало жилище устойчивым к натиску штормовых ветров. Покрывали ярангу моржовыми шкурами; дымового отверстия у нее не было. Полог делали из большой моржовой шкуры до 9—10 м в длину, 3 м в ширину и 1,8 м в высоту, для вентиляции в его стенке имелись отверстия, которые закрывали пробками из меха. По обеим сторонам полога в больших мешках из шкур тюленей хранили зимнюю одежду и запасы шкур, а внутри вдоль стен протягивали ремни, на которых сушили одежду и обувь. В конце XIX в. приморские чукчи в летнее время покрывали яранги парусиной и другими прочными материалами.

  В полуземлянках жили в основном зимой. Тип и конструкцию их заимствовали у эскимосов. Каркас жилища сооружали из китовых челюстей и ребер; сверху покрывали дерном. Четырехугольное входное отверстие располагали сбоку.

Женщина Чукотки  За работой

  Домашняя утварь кочевых и оседлых чукчей скромна и содержит лишь самые необходимые предметы: различного вида чашки собственного изготовления для бульона, большие деревянные блюда с низкими бортами для отварного мяса, сахара, печенья и пр. Ели в пологе, сидя вокруг столика на низких ножках или непосредственно вокруг блюда. Мочалкой из тонких древесных стружек вытирали руки после еды, сметали остатки пищи с блюда. Посуду хранили в ящичке. Оленьи кости, моржовое мясо, рыбу, китовый жир дробили каменным молотком на каменной плите. Кожу выделывали каменными скребками; съедобные корни выкапывали костяными лопатами и мотыгами. Непременной принадлежностью каждой семьи был снаряд для добывания огня в виде доски грубой антропоморфной формы с углублениями, в которых вращалось лучковое сверло (огнивная доска). Огонь, добытый таким способом, считался священным и мог передаваться родственникам только по мужской линии. В настоящее время лучковые сверла хранят как культовую принадлежность семьи.

  Одежда и обувь тундровых и береговых чукчей не имели существенных различий и были почти идентичны эскимосским. Зимнюю одежду шили из двух слоев оленьих шкур мехом внутрь и наружу. Береговые также использовали прочную, эластичную, практически непромокаемую кожу тюленей для пошива штанов и весенне-летней обуви; из кишок моржа делали плащи и камлейки. Из старых продымленных покрытий яранги, не деформирующихся под воздействием влаги, оленные шили штаны и обувь. Постоянный взаимный обмен продуктами хозяйства позволял тундровым получать обувь, кожаные подошвы, ремни, арканы, сделанные из шкур морских млекопитающих, а береговым — оленьи шкуры для зимней одежды. Летом носили выношенную зимнюю одежду.

Фрагмент вышивки  Фрагмент вышивки по мандарке подшейным волосом оленя и шелковыми нитками

  Чукотская глухая одежда подразделяется на повседневно-бытовую и празднично-обрядовую: детскую, молодежную, мужскую, женскую, стариковскую, ритуально-похоронную. Традиционный комплект чукотского мужского костюма состоит из кухлянки, подпоясанной ремнем с ножом и кисетом, камлейки из ситца, надеваемой поверх кухлянки, дождевика из моржовых кишок, штанов и различных головных уборов: обычной чукотской зимней шапки, малахая, капюшона, легкой летней шапки. Основа женского костюма — меховой комбинезон с широкими рукавами и короткими, до колен, штанами.

  Типичная обувь — короткие, до колен, торбаса нескольких видов, сшитые из шкур нерпы шерстью наружу с поршневой подошвой из кожи лахтака, из камуса с меховыми чулками и травяными стельками (зимние торбаса); из нерпичьей шкуры или из старых, продымленных покрытий яранги (летние торбаса).

Фрагмент вышивки  Фрагмент вышивки белым подшейным волосом оленя

  Традиционная пища тундровых людей — оленина, береговых — мясо и жир морских животных. Мясо оленей ели мороженым (в мелко нарубленном виде) или слабо отваренным. Во время массового забоя оленей заготовляли содержимое оленьих желудков, проварив его с кровью и жиром. Употребляли также свежую и мороженую кровь оленя. Готовили супы с овощами и крупой.

  Приморские чукчи особенно сытным считали мясо моржа. Заготовленное традиционным способом, оно хорошо сохраняется. Из спинной и боковых частей туши вырезают квадраты мяса вместе с салом и шкурой. В вырезку закладывают печень и другие очищенные внутренности. Края сшивают кожей наружу — получается рулет (к’опалгын-кымгыт). Ближе к холодам его края стягивают еще сильнее, чтобы предотвратить чрезмерное закисание содержимого. К’опалгын едят в свежем, подкисшем и мороженом виде. Свежее моржовое мясо варят. В сыром и вареном виде едят мясо белухи и серого кита, а также их кожу со слоем жира.

  В северных и южных районах Чукотки большое место в рационе занимают кета, хариус, навага, нерка, камбала. Из крупных лососевых заготавливают юколу. Многие чукчи-оленеводы вялят, засаливают, коптят рыбу, солят икру.

  Мясо морских зверей очень жирное, поэтому к нему требуются растительные добавки. Оленные и приморские чукчи традиционно употребляли в пищу много дикорастущих трав, корней, ягод, морской капусты. Листья карликовой ивы, щавель, съедобные корни замораживали, квасили, смешивали с жиром, кровью. Из корней, толченных с мясом и моржовым жиром, делали колобки. Из привозной муки издавна варили каши, жарили лепешки на тюленьем жире.

  К XVII—XVIII вв. основной общественно-экономической единицей была патриархальная семейная община, состоящая из нескольких семей, имевших единое хозяйство и общее жилище. В состав общины входило до 10 и более взрослых мужчин, связанных узами родства. У береговых чукчей производственные и социальные связи складывались вокруг байдары, размер которой зависел от количества членов общины. Во главе патриархальной общины стоял старшина — «лодочный начальник». У тундровых патриархальная община объединялась вокруг общего стада, ее также возглавлял старшина — «силач». К концу XVIII в. вследствие увеличения численности оленей в стадах возникла необходимость дробления последних в целях более удобного выпаса, что привело к ослаблению внутриобщинных связей.

Лампа-жирник  Лампа-жирник

  Оседлые чукчи жили в поселках. На общих участках селилось несколько родственных общин, каждая из которых размещалась в отдельной полуземлянке. Кочевые чукчи жили на стойбище, также состоящем из нескольких патриархальных общин. Каждая община включала две—четыре семьи и занимала отдельную ярангу. 15—20 стойбищ образовывали круг взаимопомощи. У оленных существовали и патрилинейные родственные группы, связанные кровной местью, передачей ритуального огня, обрядами жертвоприношений, и начальная форма патриархального рабства, исчезнувшая вместе с прекращением войн против соседних народов. В XIX в. традиции общинной жизни, групповой брак и левират продолжали сосуществовать, несмотря на появление частной собственности и имущественного неравенства. К концу XIX в. большая патриархальная семья распалась, ее заменила малая семья.

  В основе религиозных верований и культа — анимизм, промысловый культ. Структура мира у чукчей включала три сферы: земную твердь со всем сущим на ней; небеса, где живут предки, умершие достойной смертью во время сражения или выбравшие добровольную смерть от руки родственника (у чукчей старики, неспособные промышлять, просили ближайших родственников лишить их жизни); подземный мир — обиталище носителей зла — кэле, куда попадали люди, умершие от болезни.

  По поверью, промысловыми угодьями, отдельными местами обитания людей ведали мистические существа-хозяева, им приносились жертвы. Особая категория благодетельных существ — домашние покровители, в каждой яранге хранились ритуальные фигурки и предметы. Система религиозных представлений породила соответствующие культы у тундровых, связанные с оленеводством; у береговых — с морем. Были и общие культы: Наргынэн (Природы, Вселенной), Рассвета, Полярной звезды, Зенита, созвездия Пэгиттин, культ предков и т.д. Жертвоприношения носили общинный, семейный и индивидуальный характер.

Чукотский бубен  Чукотский бубен круглой формы, диаметром от 35 до 90 см, с тонкой мембраной из пленки моржового желудка или шкуры трехмесячного оленя. Ее натягивают с помощью жгута на брусовый обод-обечайку. С внешней стороны к обечайке крепят рукоятку. Звуки из бубна извлекают тонкой палочкой из китового уса

  Борьба с болезнями, затяжными неудачами в промысле и оленеводческом хозяйстве была уделом шаманов. На Чукотке их не выделяли в профессиональную касту, на равных они участвовали в промысловой деятельности семьи и общины. От других членов общины шамана отличало умение общаться с духами-покровителями, разговаривать с предками, имитировать их голоса, впадать в состояние транса. Основной функцией шамана было врачевание. Он не имел специального костюма, его главным ритуальным атрибутом был бубен. Шаманские функции мог выполнять глава семьи (семейное шаманство).

  Основные праздники были связаны с хозяйственными циклами. У оленных — с осенним и зимним забоем оленей, отелом, откочевкой стада на летние пастбища и возвращением. Праздники приморских чукчей близки эскимосским: весной — праздник байдары по случаю первого выхода в море; летом — праздник голов по случаю окончания охоты на тюленей; осенью — праздник хозяина морских животных. Все праздники сопровождали состязания в беге, борьбе, стрельбе, подпрыгивании на шкуре моржа (прообраз батута), в гонках на оленях и собаках, танцы, игра на бубнах, пантомима. Кроме производственных были семейные праздники, связанные с рождением ребенка, выражением благодарности по случаю удачного промысла начинающим охотником и т.п. Обязательны при проведении праздников жертвоприношения: оленей, мяса, фигурок из оленьего жира, снега, дерева (у оленных чукчей), собак (у морских).

  Христианизация почти не затронула чукчей.

  Основные жанры фольклора — мифы, сказки, исторические предания, сказания и бытовые рассказы. Главный персонаж мифов и сказок — Ворон Куркыль, демиург и культурный герой (мифический персонаж, который дает людям различные предметы культуры, добывает огонь, как Прометей у древних греков, учит охоте, ремеслам, вводит различные предписания и правила поведения, ритуалы, является первопредком людей и творцом мира). Распространены также мифы о браке человека и животного: кита, белого медведя, моржа, тюленя. Чукотские сказки (лымн’ыл) подразделяются на мифологические, бытовые и сказки о животных. Исторические предания повествуют о войнах чукчей с эскимосами, коряками, русскими. Известны также мифологические и бытовые предания.

  Музыка генетически связана с музыкой коряков, эскимосов и юкагиров. Каждый человек имел, по меньшей мере, три «персональные» мелодии, сочиненные им в детстве, в зрелом возрасте и в старости (чаще, правда, детскую мелодию получали в подарок от родителей). Возникали и новые мелодии, связанные с событиями в жизни (выздоровлением, прощанием с другом или возлюбленной и т.п.). Исполняя колыбельные песни, издавали особый «курлыкающий» звук, напоминающий голос журавля или важенки. У шаманов были свои «персональные напевы». Они исполнялись от имени духов-покровителей — «песни духов» и отражали эмоциональное состояние поющего.

  Бубен (ярар) — круглый, с рукояткой на обечайке (у береговых) или крестовидной держалкой на тыльной стороне (у тундровых). Различают мужскую, женскую и детскую разновидности бубна. Шаманы играют на бубне толстой мягкой палочкой, а певцы на праздниках — тонкой палочкой из китового уса. Ярар являлся семейной святыней, его звучание символизировало «голос очага». Другой традиционный музыкальный инструмент — пластинчатый варган ванны ярар — «ротовой бубен» из березовой, бамбуковой (плавун), костяной или металлической пластинки. Позднее появился дуговой двуязычковый варган. Струнные инструменты представлены лютнями: смычковой трубчатой, выдолбленной из цельного куска дерева, и коробчатой. Смычок делали из китового уса, бамбуковых или тальниковых лучинок; струны (1—4) — из жильных ниток либо кишок (позднее из металла). На лютнях в основном играли песенные мелодии.

  К 1998 г. в совхозах и общинах численность оленей сократилась с 500 тыс. до 112 тыс. Морским зверобойным промыслом заняты жители поселков восточного побережья Чукотки. Культурные различия тундровых и береговых чукчей стираются, а в Шмидтовском, Беринговском, Чаунском и Анадырском районах практически исчезли. Расширяются контакты с русскими и другими народами, растет число смешанных браков. В национальных селах до восьмого класса изучают чукотский язык, но в целом национальной системы образования нет.

  На чукотском языке печатается приложение «Мургин нутэнут» к окружной газете «Крайний Север», Гостелерадикомпания готовит программы, проводит фестиваль «Эйнет» (горловое пение, поговорки и др.), телеобъединение «Энер» снимает фильмы на чукотском языке.

  Проблемами возрождения традиционной культуры занимаются чукотская интеллигенция, Ассоциация коренных малочисленных народов Чукотки, этнокультурное общественное объединение «Чычеткин вэтгав» («Родное слово»), Союз каюров Чукотки, Союз морских зверобоев и др.

статья из энциклопедии "Арктика - мой дом"

   
 

Мудрый лис

  КНИГИ О ЧУКЧАХ
  Афанасьева Г.М., Симченко Ю.Б. Традиционная пища береговых и оленных народов: Народы Сибири. М., 1993. Кн. I.
  Вдовин И.С. Очерки истории и этнографии чукчей. М.; Л., 1965.
  История и культура чукчей. Л., 1987.
  Леонтьев В.В. Хозяйство и культура народов Чукотки (1958–1970 гг.). Новосибирск, 1973.
  Рытхэу Ю.С. Песни родного берега //Огонек. 1965. № 4.
  Шейкин Ю.А. Акустическая культура в шаманстве палеоазиатов. Сибирские чтения, 1992 //Тез. докл. СПб., 1992.

Читайте также: НИВХИ  НЕГИДАЛЬЦЫ  ДОЛГАНЫ 

0.0137 s